МЦЕНСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Интернет представительство библиотеки имени И.А. Новикова

"Последняя гимназия" - обратная сторона медали "Республики ШкИД"

95 лет назад вышла в свет «Республика ШКИД». Это приключенческая, отчасти автобиографическая, детская повесть Григория Белых и Л. Пантелеева о жизни беспризорных детей в Школе социально-трудового воспитания имени Достоевского (ШкИД), написанная в 1926 и изданная в 1927 году. Персонажи, прототипами которых послужили сами авторы, носят в повести имена Григорий Черных (прозвище — Янкель) и Алексей Пантелеев (Лёнька).

Изображение

Многим школьникам, да и взрослым было интересно читать про приключения детдомовцев. Причем, несмотря на то, что они почти все герои были сиротами и малолетними преступниками, несмотря на то, что за стенами ШКИД царил голод, да и в интернате никаких богатств не было, несмотря на то, что некоторые их поступки были глупыми или жестокими, не было ощущения, что там всё плохо. Скорее наоборот многие читатели в свое время, не отказались бы побывать в той самой ШКИД. Судя по книге, там было очень весело и в то же время чувствовался разумный контроль взрослых.

Изображение

В 1930 году в издательстве «Прибой» вышел ещё один роман о ШКИДе, сюжетно продолжающий книгу Белых и Пантелеева. Этот роман назывался «Последняя гимназия», а его авторы — бывшие шкидовцы Павел Ольховский и Константин Евстафьев. В «Республике ШКИД» Ольховский выведен под именем Паши Ельховского (более известен под прозвищем «Саша Пыльников»), а Константин Евстафьев (выведенный в «Последней гимназии» под фамилией «Евграфов» и прозвищем «Химик-Механик»), в «Республике» вообще не упоминался.

Изображение

Новый роман отличался по тону от «Республики ШКИД»: ШКИДские порядки и педагог, создатель известной Школы-коммуны, Викниксор в «Последней гимназии» резко критиковались. Эта книга не пользовалась популярностью и не переиздавалась.

Изображение

При чтении «Гимназии» перед глазами встает совсем другая, куда менее радужная картина. Драки, воровство, нападения на учителей – со стороны мальчишек. И абсолютное непонимание, что с ними делать, переходящее от отчаяния и раздражения в самодурство – у взрослых. Если судить по «Гимназии», то Викниксор и его коллектив в принципе не могли справиться с трудными детьми и работали там просто потому, что нужно было где-то работать и зарабатывать себе на жизнь.

Изображение

Шкидцы живут своей жизнью, «халдеи» — своей. Среди парней постоянно вспыхивают драки. Воруют (не считая краткого периода затишья) всё, что не прибито, что прибито — отрывают и тоже тащат. Учителей ни во что не ставят. Учителя же могут справится только откровенно жесткими методами, уважения к ним нет и в помине. Причем периодически получается так, что тех, кто послабее «халдеи» могут наказать за проступок, а с откровенно асоциальными парнями просто не справляются. А это — прямой путь к тюремному укладу, когда более слабых унижают все, а наиболее наглые и жестокие — в лидерах.

Изображение

Атмосфера в школе тяжелая, напряженная, тревожная, создается ощущение, что все там ежеминутно ждут подвоха, какой-то каверзы.

В книге упоминается, что Викниксор был переведен в другую школу (когда эту закрыли после её окончательного краха), но и в другой у него не слишком задалась карьера. То есть авторы в течение всей книги подводят нас к выводу, что директор ШКИД как руководитель был не очень компетентен, мягко говоря.

Но по сравнению с другими детдомами, с тем, какой беспредел в них творился уже со стороны воспитателей и учителей (избиения, связывания, заматывания в мокрые простыни) Викниксор вообще кажется едва ли не новатором, отказавшимся от рукоприкладства (пара случаев, которые всё же имели место быть — детский лепет по сравнению с тем, что творилось в других местах по воспоминаниям тех же шкидцев).

Изображение

После прочтения и «переваривания» второй книги про ШКИД, складывается ощущение, что произведение Белых и Пантелеева — больше именно художественное произведение, для интересного чтения детям.

А вот то, что вышло из-под пера Ольховского и Евстафьева — больше похоже на неприглядную, уродливую правду жизни. Ибо не так-то просто взять подростка с улицы, который уже имеет при себе букет психических травм и сложный характер, да с тяжелой наследственностью, и «вылепить» из него образцового гражданина, как бы ни старались те взрослые, кто находится рядом.

Изображение

Эти две книги являются отражением практически противоположных взглядов разных людей на одно и то же место, на одно и то же время – свое детство. Кто прав, а кто нет сейчас уже сказать невозможно, ведь картина, которую видит читатель зависит только от автора, который ее изобразил. А что вы считаете верным: показать светлую добрую сторону непростого времени или же представить его в самых темных красках, не скрывая ничего?

Источники:

«Последняя гимназия» или мой разрыв шаблона о счастливой «Республике ШКИД» | Йожик-интроверт | Яндекс Дзен (yandex.ru)

«Произведения-юбиляры» — «Республика Шкид» | МБУК «Гуманитарный центр — библиотека имени семьи Полевых» (hcenter-irk.info)

Сорока-Росинский, Виктор Николаевич — Википедия (wikipedia.org)

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.