Альбом,
посвященный 65-летию Победы
 
В 2010 году страна отметила 65-ую годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Казалось, с каждым годом мы всё больше должны узнавать о войне: сколько новых документов, аудио- и видеоматериалов стало доступным с разных сторон – читай, смотри, узнавай новое. Но на деле, с ростом знаний теоретических, мы теряем Великую Отечественную: всё больше она становится лишь одним из исторических событий, кровавым и страшным, - но мало ли таких было в нашей и мировой истории?
Для нас, новых поколений, война перестала ощущаться, мы потеряли сопричастность к тем событиям, какая была у участников войны. Для них война – часть их жизни, переломная черта, после которой всё поделилось на «до» и «после». Мирная жизнь была прервана грубо и беспощадно, пришлось забыть о мечтах и планах на будущее. Все 1418 дней и ночей каждый принадлежал войне: она распоряжалась человеческими судьбами, решала, кому где жить и как поступать, делила на своих и чужих, на мёртвых и живых.
Продолжает делить и сейчас.
Каждый очевидец – это особая страница в истории войны. И чем меньше их остаётся в живых, тем больше страниц закрывается навсегда. Миллионы осколков воспоминаний, которые складываются в огромную книгу, исчезают бесследно, проходят мимо нас, унося в могилу боль утрат и слёзы радости, пот и кровь побед и поражений. И всё меньше мы можем открыть для себя в Великой Отечественной – нам остаются только сухие цифры, пожелтевшие страницы документов, сохранившиеся кадры кинохроники – а война уже ушла из нашего сердца и ума; стремительно обесцвечивается в нашем восприятии. И с каждым годом, по смерти ветеранов, всё более блеклыми становятся её краски.

 

Амелин Николай Ильич
1920 года рождения

Родился 20 мая 1923 года в деревне Рябиновка Мценского района Орловской области. Окончил 7 классов и поступил в машиностроительный техникум. Техникум не окончил, так как ушел на фронт. После войны окончил училище в городе Болхове по специальности «механизатор широкого профиля». Работал в колхозе им. Мичурина Чахинского с\с механизатором, затем на швейной фабрике - сторожем.
В нашем городе и районе всего один ветеран Великой Отечественной войны награждён двумя орденами Александра Невского. Это Николай Ильич Амелин. Ветеран попал на фронт в первые месяцы войны – в октябре 1941 года. Ему только исполнилось 18 лет.
«Я прошёл путь от рядового красноармейца до младшего лейтенанта. Призвали меня с первого курса Орловского машиностроительного техникума. Вот как получилось: предполагал одно, а война распорядилась по-другому. В 1943 году мы принимали участие в подготовке наступления наших войск на Орловско-Курской дуге: рыли окопы, блиндажи, отбивали немецкие попытки сорвать наступление. Тогда-то я и получил тяжёлое ранение вражеским осколком, а ещё - офицерское «звание младший лейтенант». Пожалуй, наиболее памятным моментом стало наступление на Варшаву в 1944 году. Тогда, 15 апреля, в бою в Люблинской губернии погиб наш командир роты. Что делать? Без командира рота всё равно что без головы. Принял командование на себя. Немцев была тьма, они шли и шли в атаку, а мы отбивались. Несмотря на неравные силы, нам удалось отбить две контратаки фашистов. Тогда мы взяли в плен пятерых».
Командование отметило поступок молодого офицера – Николай Ильич был награждён орденом Александра Невского. Второй орден он получил за бои на берегу Вислы. Вот как описано это в наградном листе:
«Рота под сильнейшим огнём противника при расширении плацдарма на берегу Вислы преодолела минное поле, обратила в бегство врага, оставившего три миномёта...»
В составе Брянского, затем 2-го Прибалтийского и 1-го Белорусского фронтов молодой лейтенант прошёл Россию, Белоруссию, Польшу. За форсирование реки Одер получил орден Красной Звезды.


Евтехов Алексей Иванович
1923 года рождения
уроженец Мценского района

У Алексея Ивановича Евтехова два ордена Красной Звезды, два ордена Отечественной войны, орден Александра Невского. Для кого-то это, может быть, простое перечисление регалий, но знающий человек сразу поймёт: перед нами - настоящий герой. Не так просто получить во время войны такие награды!
Алексей Иванович - человек скромный и рассказывает о себе мало и скупо: не считает особой заслугой то, что пошёл в своё время на фронт, что проливал кровь за Родину.

 
	«Родился я в деревне Лыково Мценского райна, в семье простых колхозников. По окончании шести 
	классов даже успел поработать на поле, а потом поступил в школу ФЗО на слесаря в Брянской области. 
	После её окончания в 1939 году работал на одном из заводов в Пензенской области – и тут началась 
	война. А я ещё, считай, мальчишка шестнадцати лет, но даже мысли не было не пойти на фронт. Как 
	узнал о начале войны, тут же отправился с другом в военкомат. Думали, сейчас нас заберут в армию, 
	отправят на фронт громить фашистов, но не тут-то было. Выгнали нас - малы ещё, говорят, молоко на 
	губах не обсохло, а проситесь воевать. По годам-то мы не подходили!» Расстроились друзья, но не 
	сдались: на следующий день предприняли ещё попытку. «Только на четвёртый раз в военкомате сдались 
	- видимо, сильно мы их допекли. У нас взяли документы, закрыв глаза на возраст, и отправили на 
	фронт. А куда могут направить неопытного паренька? – только в пехоту. Так я с другом оказался в 
	окопах, на передовой. Но ни разу не пожалел о своём решении идти на фронт. Друг вскоре погиб в 
	боях - не довелось ему увидеть Победу, а Алексей Иванович дошёл до самого Берлина. 
	«Зачислили рядовым 250-ой стрелковой дивизии 3-ей армии генерала А.В. Горбатова. Под его началом 
	я и Орловщину освобождал. И первое ранение получил под Орлом, близ Станового Колодца. Бои были не 
	очень сильными, вернее, не такими страшными, как во время продвижения на Запад, но изматывающими. 
	Тут-то меня слегка ранило в ногу, прошило пулей насквозь.Два месяца госпиталей отлежал, а поправился 
	- куда? Рвался назад, в бой, но командование посчитало иначе. Направили меня на трёхмесячные курсы 
	младших лейтенантов при 3-ей армии 2-го Белорусского фронта. И только после окончания меня определили 
	в мою прежнюю часть». 
	

Алексею Ивановичу поручили командование пулемётным взводом станковых пулемётов «максим» - ответственное и опасное задание. Это только кажется, что пулемётчику легче, чем обычному стрелку-пехотинцу.

 
	«Стрелок укрыться может за дерево или за камень, а с пулемётом особо не побегаешь, иногда лоб в лоб 
	сталкиваешься с врагом. Каждый пулемётный расчёт – это шесть человек: командир, два наводчика, 
	заряжающий и два подающих (подносчики боеприпасов) – куда с такой группой? разве укроешься от 
	вражеских глаз? Но в нашей 3-ей армии нас, пулемётчиков, хорошо прикрывали. Так я с пулемётным 
	взводом прошёл всю Смоленщину, Белоруссию, Восточную Пруссию и Германию. Бои тут были ужасные: 
	немцы отчаянно сопротивлялись, зубами буквально вгрызались, приходилось порой каждый метр земли 
	отвоёвывать. Прикладывали все силы для того, чтобы победить. И я не считаю это чем-то особенным, 
	каким-то подвигом, мы все тогда отдавали свои силы для Победы. 
	Сколько раз ситуация в бою была катастрофической: думали, всё - не выдержим, но мужественно 
	держались до последнего, ждали подкрепления. И оно приходило - или наша авиация помогала, или 
	дополнительные пехотные силы, танки. Однажды, помню, в одном бою в Восточной Пруссии немец бросился 
	в контратаку. У меня в роте было шесть пулемётов. И тут в одном расчёте вышел из строя наводчик. Что 
	делать? Замолчал пулемёт, а тут каждое орудие на счету. Занял я его место и - огонь по немцам. Так мы 
	отбили атаку и дали возможность нашим войскам продвинуться вперёд. Тогда я и получил орден Александра 
	Невского». 
	

Пришлось тяжело и под Кёнигсбергом, когда в расчёте Алексея Ивановича оставалось в строю только четыре пулемёта из шести, а воевать надо, как при полном взводе. Ветеран об этом эпизоде говорит, словно и не было такой трудности, только упоминает:

 
	«Да, пришлось тяжело. А другим как было? - ещё тяжелее! Тревогу объявили ночью. Началась огневая 
	обработка позиций противника. Кёнигсберг обрабатывали и с воздуха, и с земли. Фашисты стояли насмерть. 
	Вперёд пошла пехота, мы, пулемётчики, вплотную за ней. Сколько тогда полегло наших ребят из пехоты - 
	страшно вспомнить. В моем взводе было только два раненых. Три дня мы штурмовали город, а когда взяли 
	его – Кёнигсберг представлял жалкое зрелище: пожарища и разбитые улицы. 
	Так и дошли мы до самого Берлина. Побывал я и у Рейхстага, расписался на стене – оставил только роспись 
	и ничего лишнего. А через год после Победы демобилизовался и вернулся к мирной жизни». 
	

Вот так, считай мальчишкой, начал свой боевой путь Алексей Иванович, а окончил войну - героем.

 

 

Коновалова Любовь Семёновна
1923 года рождения
«Я мечтала быть учительницей. Закончила как раз педучилище, и тут началась война. Как не хотелось верить в это: было такое солнечное утро, такой тёплый воскресный день, накануне прошёл выпускной вечер, мы все уже получили распределение – кому где работать. Попрощались, обещали писать письма и тут… Я и несколько моих подружек сразу же побежали в военкомат. Дело в том, что мы заканчивали ещё и курсы медсестёр и потому могли сразу идти помогать раненым. Но нас не взяли: мол, куда вам, девчонкам, на фронт. А мы всё ходили и ходили в военкомат. И тут через два дня нас самих стали искать - оказалось, что в нашем городе открывается госпиталь. Нас отправили работать медсёстрами. Так, 25 июня, я надела армейскую форму и стала рядовой Красной Армии.
Работать в госпитале было очень трудно, ведь мы на практике не сталкивались с таким ужасом. В госпиталь попадало очень много раненых, их привозили вагонами. Это были солдаты, многие из которых толком и повоевать не успели, не доехали до передовой - немецкая авиация нещадно бомбила поезда, и раненых привозили к нам. Страшно было смотреть на раненые головы, оторванные руки, ноги, но потом, конечно, привыкли; когда постоянно видишь такое, постепенно привыкаешь. Трудно было делать уколы: ребята молодые, стесняются, да и самой страшновато было сначала».
Вскоре госпиталь, где работала Любовь Семёновна, эвакуировали в Тулу, а потом в Саратов.
«Тяжело раненных мы грузили на поезд, а те, кто мог идти, отправлялись в Тулу пешком – не хватало мест в вагонах. Да и мы шли пешком, а на машинах везли технику. Время от времени останавливались на отдых в населённых пунктах.
Ещё по дороге умудрялись операции делать: по прибытии в какой-нибудь город находили здание, например, школу, оборудовали операционную и оперировали. Особенно тяжело пришлось во время Сталинградской битвы. Не хватало бинтов, медикаментов, продовольствия – мосты через Волгу были разрушены. Наши солдаты соберут понтонный мост, а немцы тут же разбомбят. Бомбили и наш госпиталь».
Как только закончилась Сталинградская битва, стали набирать медиков на Западный фронт.
«Я подала рапорт, чтобы меня отправили на передовую, но так как раненых было очень много – не отпустили. Только в июне я попала в действующую армию, в 312-ю артбригаду санинструктором. Сначала работала в санчасти, потом отправили в дивизион. А что такое санинструктор? Это когда обстрел, бомбёжка, все артиллеристы могли укрыться, а санинструктор, наоборот, бежал под обстрел - туда, где раздавались стоны, крики - чтобы быстрее помочь раненому, иначе он мог погибнуть от потери крови. Так вот и воевали. После боёв хоронили погибших, отправляли раненых в госпиталь, отдыхали, пели песни на привалах. Так и ушли мы от Сталинграда на Ростов, а потом прошли почти всю Украину. В Запорожской области, под Балками, я была ранена осколками от снаряда - в живот, бедро, плечо. Спасли меня ребята-телефонисты. Они бежали чинить оборвавшуюся линию и нашли меня. Вдвоём на плащ-палатке вынесли с поля боя – ранение было очень тяжёлое. Если бы не было плащ-палатки и несли бы просто на руках - не выжила бы».
Оправившись от ранения, Любовь Семёновна вернулась снова в строй, прошла всю Украину, Венгрию.
«Наш 312-й полк объединили с другим полком, и он стал называться 146-ой артиллерийской имени А.Суворова и М.Кутузова бригадой. Воевали в Карпатах. Было очень трудно: пушки тяжёлые, горы высокие, приходилось поднимать их на высоту буквально на руках. Там я второй раз была ранена. Войну закончила под Прагой – наши пушки были очень большие и на западных узких улочках им было не развернутся, потому в город мы не заходили.
Война хоть и закончилась официально 8 мая, а для нас продолжалась еще до 14 мая. Немецкие части, оставшиеся в Карпатах, не думали сдаваться и старались перейти в американскую зону. Они тихо, в основном по ночам, без выстрелов, пробирались из окружения и по пути уничтожали всех, кто им встретится на пути. Убивали десятками наших солдат, иногда заставая их врасплох, так как многие расслабились, думали, всё – Победа! Враги не смотрели, кто перед ними: стар или млад, девушка ли».
Но не сразу демобилизовалась Любовь Семёновна, её оставили работать медсестрой в лагере немецких военнопленных. Только когда в июне 1947 года пришёл указ об их освобождении из плена и отправке домой, Любовь Семёновна, вернувшись в родные края, исполнила свою мечту и стала учительницей.
О Коноваловой Л.С. упоминает в своей книге «Песня о тёплом ветре» Борис Егоров, некогда командир батареи, где служила Любовь Семеновна.

 

Петрова Лидия Васильевна
1923 года рождения
«В день начала войны по всей стране шли выпускные вечера. Никто, конечно, не думал и не подозревал, что всего через несколько часов начнётся страшное – война. Я как раз окончила одиннадцать классов средней школы. Перед нами открывалась широкая дорога в жизнь. Делились друг с другом планами, мечтами, прощались с дет-ством, думали, куда поступать. После выпускного бала мы отправились за город, в лес; пели песни у костра, любовались звёздами и вернулись в город только ут-ром. Смотрим: у громкоговорителя столпились люди. Лица серьёзные, озабоченные. Мы уже услышали последние слова: «Наше дело правое, враг будет разгромлен, победа будет за нами». Мы поняли, что началась война».
Все планы, намеченные на будущее, разумеется, рухнули. Началась совершенно иная жизнь, и хотя люди верили в скорую победу, все понимали, что война унесёт человеческие жизни, искалечит судьбы. Лидия Васильевна, как и многие её одноклассники, не собиралась спокойно оставаться в тылу.
«Мы все решили, что будем воевать. Но мне сразу оставить свой дом и уйти на фронт не получилось – мама сильно заболела, а на руках еще маленькие сестрёнки и братишки. Но как только появилось объявление о мобилизации комсомольцев для оборонных работ, не раздумывая, пошла, как и все остальные. К назначенному дню и часу к зданию Мценского горкома комсомола явились все. Нас погрузили в вагоны и повезли. Куда едем, зачем - мы не спрашивали. Надо, так надо. Ехали долго. Вдруг поезд остановился. Слышим звук - такой противный, режущий, свербящий – летят бомбы, вокруг всё взрывается, летят осколки, мы из поезда выбегаем, прячемся. Так я первый раз в жизни попала под бомбёжку. Страшно было, конечно. У меня, как и у всех, возникло желание прижаться посильнее к земле, чтобы укрыться от этого ада. Были, конечно, и раненые, и убитые… а что делать? продолжили путь. Выгрузили нас в Смоленской области. Там мы копали противотанковые рвы, работали сутками. День и ночь нас бомбила и обстреливала немецкая авиация. Многое уже тогда пришлось пережить, перетерпеть – и страх, и боль потерь; многое передумать. Нас с трудом вывели из окружения. Уже тогда у меня ещё сильнее окрепло желание сражаться с немецкими оккупантами. Я не могла спокойно смотреть на все те ужасы, которые они творили».
Но Лидия Васильевна не смогла сразу уйти на фронт. По возвращении комсомольского отряда в Мценск начали готовиться к эвакуации. Детский дом, где работала мама Лидии Васильевны, эвакуировали в Чкаловскую область, а вместе с ним и семью Петровых. Как бросить больную мать и маленьких братьев?
«Я работала воспитателем, но очень сильно переживала, что не могу пойти на передовую. Ещё расстраивали письма от своих бывших учителей, которые рассказывали, как издевался немец при оккупации Мценска, как тяжело нашему народу в этой войне. Всей душой я стремилась на фронт и решила постепенно выбираться из глубокого тыла. И тут в конце 1941 года из Чкаловского обкома партии приехали представители вербовать людей. Были тогда ребята с бронью – то есть освобождённые от призыва на службу, потому как работали на важных для обороны страны производствах. Вот на замену и набирали других, кто бы получил военную специальность и работал вместо них, а они пошли бы воевать на фронт. Я отпросилась у директора детского дома и уехала с вербовщиками. Меня отправили в Оренбургское депо учиться ремонтировать тахометры, манометры и аэротермометры, то есть предохранительную арматуру паровых котлов. Понимала, что это очень сложное и ответственное дело, но страх не показала».
Постепенно Лидия Васильевна освоила это ремесло, сначала под присмотром опытного слесаря, а потом уже самостоятельно стала ремонтировать тахометры.
«Но ведь я хотела на фронт, а тут опять в тылу. И я пошла проситься на передовую. Сначала слышать ничего не хотели, а потом отправили на курсы медсестёр, но предупредили что от работы меня никто не освобождает. Я с радостью согласилась. Днём работала, вечером училась на курсах, а по ночам часто расчищала снег на путях – бывало, сутки на ногах без сна и отдыха. И так шесть месяцев, пока длились курсы. Старалась очень».
После окончания курсов Лидия Васильевна отправилась на фронт, в санитарную летучку №329, работавшую на Сталинградском направлении.
«Это было ужасное направление: немецкие самолёты бомбили всю волжскую землю так, что земля дрожала, а что в Сталинграде делалось – и рассказать невозможно. Наша летучка переезжала от станции к станции и забирала раненых. Работали только по ночам, не дай бог, если у кого зажжётся спичка или сигарета. Ругали за это страшно – это как маяк для немецкой авиации и снайперов. Так, в потёмках, и грузили раненых. Вагоны были огромные – пульмановские; чтобы перебежать из вагона в вагон, надо было обладать сноровкой и мужеством - выскочить из вагона, быстрее перебежать, на подножку другого вагона вскочить. А раненых – множество! Дело было осенью, погода плохая, особенно к ноябрю сильно испортилась: ветер промозглый, снег. Стон, крики о помощи раздавались буквально без перерыва. У нас были фляжки с водой, смешанной со спиртом. Вот этой водой немного напоишь раненого, и он на глазах буквально приободряется, оживает. Радостно было видеть, как розовеют его губы, как он вновь возвращается к жизни. Особенно тяжело и страшно было, когда налетала на поезд немецкая авиация. Бомбили основательно - от первого до последнего вагона. Начальник поезда дал твёрдый приказ: работникам госпиталя ни шагу от состава во время бомбёжек. Так мы и оставались во время налёта: бегали по вагонам, помогали оставшимся, как могли; некоторых относили от поезда подальше. Было очень больно смотреть, как погибали те, кто мог выжить от этих бомбёжек… Закончится авианалёт - быстрее собираем раненых, осматриваем их; вагон, если какой горит, срочно отцепляем. В общем, работа была очень тяжёлая».

 

Романова Екатерина Никитична
1925 года рождения
Войну Екатерина Никитична встретила в посёлке Важный Тельченского района Орловской области – немцы стремительно наступали и Орловщина быстро оказалась в оккупации.
«В октябре 1941 года немцы заняли наш посёлок. Страшно вспоминать, что было - мне тогда исполнилось 15 лет. Двадцать два месяца я пробыла в немецкой оккупации: было холодно, голодно, страшно, нас постоянно бомбили. Неподалёку шли бои, и нас всех, особенно подростков, гоняли рыть окопы и противотанковые рвы, расчищать снег для немецкой техники и самолётов. Убежать было невозможно: немцы всех нас знали, помнили в лицо, чётко следили, чтобы никто не пропал. Помню, однажды был налёт, я убежала и спряталась в кустах. Как только наши самолёты улетели, тут же слышу по-немецки: «Где маленькая?», то есть меня уже искали… Есть было почти нечего, жили кое-как, чесотка «зверствовала» - немцы к нам особо поэтому не прикасались, не подходили. В общем, нечеловеческая жизнь была. Потому очень радовались, когда в июле 1943 года пришли наши войска».
Тогда-то Екатерина Никитична и пошла на фронт, ещё юной, но уже повзрослевшей девчонкой.
«Когда пришла с подругой Марией Ситниковой проситься на фронт к командиру стоявшей рядом с нами части, он сначала начал прогонять нас, мол, вам ещё манную кашу есть надо, а вы - на фронт. Но упросили, и нас взяли воевать - рук-то на фронте всегда не хватало, а тут, может, хоть чем-нибудь поможем: снаряд поднести, за телефон сесть – работа всегда найдётся».
Так юная Катя попала в зенитно-артиллерийский полк.
«Было ли тяжело на фронте? Очень! Мужчинам тяжело, а женщинам и втройне тяжелее было. Не хватало обмундирования, патронов, оружия, недоедали, недосыпали, приходилось и технику по болотам на себе тащить – всю Белоруссию прошли. Но мы не жаловались, ни-кто не просил себе льгот, никто не щадил себя. Всему обучались «на ходу»: и воевали, и тут же учились, несмотря на плохое самочувствие. Я как-то напилась из лошадиного копыта – очень хотелось пить в жару – и заболела. Но крепилась, пока командир не приметил, что сильно больна и отправил в госпиталь. А в этот день экзамен надо было сдавать по теоретической подготовке, так я упросила сначала экзамен сдать, а потом уже в госпиталь».
Обучилась Екатерина Никитична на телефонистку и попала во взвод управления разведки противовоздушной обороны.
«На дежурстве были круглосуточно, менялись через каждые полтора часа. Налёты были беспрерывные, так как наши войска уже продвигались на Запад, освобождали города. Мы охраняли железнодорожные пути, аэродромы, переправы. По звуку могли определить, какой самолёт летит. Однажды я стояла на посту и услышала высоко в небе тяжёлый гул – летит бомбардировщик. Тут же доложила в штаб. Ну, доложила и не предала значения - обычная моя служба. А тут вызывают дня через три в штаб. Думаю: зачем вызывают? в чём провинилась? - всё перебирать стала. А была отличником боевой и политической подготовки: мы тогда были очень ответственные, друг другу помогали, друг друга поддерживали и во всём старались быть добросовестными. И вот вызывают меня в штаб. Думала, ругать будут, а меня наградили значком «Отличник противовоздушной обороны». Говорю:
- Что такое? Я ведь службу свою несла, а меня ещё награждают?!
- Спасибо, Вам, - говорят, - самолёт летел на Москву, мы его сбили благодаря Вашей бдительности.
Так вот прошли мы тяжёлыми длинными дорогами войны до самой Победы. Радовались несказанно: наконец-то мы победили, наконец-то закончился этот ад!»
Победу Екатерина Никитична встретила в Кёнигсберге (ныне Калининград).

 

Русаков Николай Иванович
1927 года рождения
На фронт Николай Иванович ушёл в 1944 году добровольцем, ему тогда исполнилось семнадцать лет. В армию был призван Медвежьегорским районным военным комиссариатом Карельской АССР. Сначала Николай Иванович служил разведчиком 361-го зенитно-артиллерийского полка, затем был командиром зенитного расчёта. Принимал участие в обороне Заполярья и г. Мурманска.
«Мурманску в годы войны придавалось большое стратегическое значение: в этот порт заходили суда союзников, доставлявшие в нашу страну продовольствие и боеприпасы. Чтобы спасти их от фашистских снарядов, вокруг Мурманска располагались зенитные части. Налёты вражеской авиации были очень частыми, иногда приходилось за ночь вставать по тревоге раз семнадцать».
В освобождённой Карелии Николай Иванович участвовал в разминировании местности.
«Фашисты, спешно отступая, оставляли склады с боеприпасами, горючим, снаряжением. Всё, что можно, минировали. Чтобы обезвредить их, в конце июня 1944 года был сформирован отряд минёров в селе Толвуя. Нас, юношей и девушек, которым едва минуло шестнадцать лет, обучили сапёрному делу. Мы выполняли задания по разминированию освобождённой территории. Так, нами были обезврежены два склада с боеприпасами: один в селе Толвуя, второй – в Кузаранде. Каждый из нас снял от пятидесяти до трёхсот мин. Это значит, что каждый столько же раз рисковал жизнью».
На одной из операций по разминированию Николай Иванович был ранен, чудом остался жив. Победу встретил в Мурманске. Служил в армии до 1951 года. Самая памятная боевая награда для Николая Ивановича – медаль «За оборону Советского Заполярья».

 

Воронюк Владимир Иванович
1927 года рождения
Четырнадцать лет было Владимиру Ивановичу, когда началась война, и восемнадцать - когда впервые взял в руки автомат и пошёл в атаку. Было страшно, но, несмотря на это, уже в первых боях не струсил, геройски сражался и был награждён орденом Великой Отечественной войны I степени. Владимир Иванович не любит особо вспоминать о войне, хотя прошёл до самой Польши и там встретил День Победы. После войны закончил Воронежский филиал Московского железнодорожного института и всю жизнь проработал на железной дороге.
 

 

Гаврилов Дмитрий Михайлович
1925 года рождения
На долю Дмитрия Михайловича выпала нелёгкая судьба: сиротство, детский дом и война.
«Я благодарен руководству Советского Союза во главе с И.В. Сталиным за защиту и воспитание молодого поколения. Что не бросили меня, а воспитали и вырастили, когда остался без родителей».
Война застала Дмитрия Михайловича в Москве.
«Я тогда учился в ремесленном училище, и нас эвакуировали на Урал. Там мы были далеко от линии фронта, но не стоит думать, будто отсиживались в тепле. Тяжело приходилось: днём работал на военном заводе электромонтёром, а по вечерам учился. Недосыпали, жутко уставали, но готовы были всё отдать для Победы».
Неудивительно, что с таким настроем, с такой силой духа Дмитрий Михайлович, не задумываясь, пошёл на фронт, как только исполнилось восемнадцать.
«Много пришлось повоевать - и в Белоруссии, и в Прибалтике боролись с оккупантами».
За свою стойкость и героизм Дмитрий Михайлович награждён орденом Отечественной войны II степени.
 

 

Григорьев Виктор Яковлевич
1925 года рождения
В 1967 году был направлен на завод «Вторцветмет» г. Мценска. 1968-1988 гг. - Мценский институт «Гипроцветметобработка». 1988-1994 гг. - Мценский биохимзавод.
В январе 1943 года немецкие войска подступили к Тамбовской области, фронт находился в шестидесяти километрах от города Ми-чуринска. Виктор Яковлевич учился в десятом классе в селе Новоникольское. Школьники охраняли железнодорожные пути, станцию, стратегический мост на реке Воронеж. Не окончив школу, 3 января 1943 года В.Я. Григорьев был призван на фронт Мичуринским районным военкоматом досрочно по мобилизации. Сначала обучался в военном училище в г. Энгельсе Саратовской области. Через два месяца был отправлен в воздушно-десантные войска рядовым солдатом.
«В январе 1944 года я участвовал в операции по прорыву немецкой обороны возле г.Калинина. За время боевых действий прыгал с самолёта двенадцать раз. В марте этого же года наш воздушно-десантный полк переформировали в пехоту. Вместе с другими бойцами меня отправили на 2-й Украинский фронт. Я был участником военных операций по освобождению Вены и Праги. При взятии города Вены погиб мой одноклассник Бочаров Владимир Ефимович, с которым вместе ушли на фронт, воевали в одном полку, прыгали с парашютом, входили в состав расчёта противотанкового ружья. Мне посчастливилось остаться в живых, и я всегда храню память о своём погибшем товарище…»
До 1948 года Виктор Яковлевич служил в воздушно-десантных войсках в Эстонии. После демобилизации, с 1948 по 1953 годы, учился в Ленинградском горном институте. Получил звание старший лейтенант. В.Я.Григорьев награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За взятие Вены», гвардейским значком, юбилейными наградами.
 

 

Дмитриев Николай Павлович
1924 года рождения
Родился 20 мая 1924 года в городе Мценске. Окончил 7 классов школы. С июля 1943 года воевал в 3-й армии генерала Горбатова под Орлом. Закончил войну в полевом госпитале 25/29 санитаром. В мирное время работал на комбинате бытового обслуживания сапожником.
Николай Павлович перенёс и ужасы немецкой оккупации, и гнетущий мрак фронтов.
«В армию я был призван сразу по освобождении Мценского района, 20 июля 1943 года. А город разрушен, дороги все – тоже. Отправили нас пешком до самой Тулы: на машине проехать было просто невозможно - такие огромные воронки. В Туле нас пропустили через санпропускник, обмундировали и отправили под Орёл – там и принял первый свой бой. Первое ранение своё получил во время освобождения г. Брянска в 1943 году. Второй раз - в августе 1944 года - при форсировании реки Вислы недалеко от столицы Польши – Варшавы. Но всё равно рвался в бой. Как-то неподалёку от меня разорвалась бомба, оглушило тогда здорово: получил тяжёлую контузию. С трудом слух восстановился. После этой контузии меня и комиссовали».
Николай Павлович прошёл от Орла до Берлина, участвовал в освобождении Орла, Брянска, Минска, Пинска и Бреста, Кёнигсберга, Варшавы и Будапешта. В одном из боёв был ранен и контужен, потерял слух и речь, заговорил только в 1946 году.
 

 

Зуев Владимир Иванович
1927 года рождения
Родился 25.05.1924 года в д. Камаенка Мценского района Орловской области. Образование среднее. После войны работал начальником станции Фокино Брянской области.
Владимир Иванович был призван в действующую армию Моховским райвоенкоматом в августе 1943 года.
«Я воевал в пехотных войсках 1-го Белорусского фронта в звании сержанта. Затем на Брянском фронте командовал стрелковым отделением. Освобождал Брянскую область, Белоруссию, Западную Украину, страны Восточной Европы: Болгарию, Венгрию, Югославию, Польшу. Дважды был ранен. Первое ранение - средней тяжести - получил во время освобождения г.Брянска в 1943 году. Второй раз - в августе 1944 года - при форсировании реки Вислы недалеко от столицы Польши – Варшавы.
В результате ударной волны от разорвавшейся вражеской бомбы Владимир Иванович получил тяжёлую контузию головы. После лечения в госпитале в г. Новосибирске был комиссован по состоянию здоровья в звании капитана запаса. В настоящее время инвалид II группы. В.И.Зуев награждён орденом Отечественной войны I степени, орденом Славы III степени, орденом Жукова, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», нагрудным памятным знаком «Участник боевых действий в составе 3-ей гвардейской армии в период Великой Отечественной войны», юбилейными медалями.
 

 

Иноземцев Михаил Дмитриевич
1924 года рождения
Родился 6 ноября 1924 года в городе Мценске. Окончил 7 классов. Затем учился в Ашхабадском военно-техническом училище, но не окончил его, так как в 1942 году его забрали на фронт. Войну закончил в январе 1944 года. После войны работал на Мценской железной дороге охранником. Потом в воинской части, расположенной там же.
Михаила Дмитриевича призвали на фронт в 1942 году. Служил Михаил Дмитриевич в пехоте, до сих пор помнит ожес-точённые бои, смерть товарищей. Болят старые раны – не дают забыть прошлое.
«Мне то-гда только исполнилось 18 лет, мальчишка ещё, а судьба бросила, как и многих моих сверстников, в самое горнило войны. Пока ехали в эшелоне на фронт (а это целый месяц пути), казалось, всё нипочём, а вот когда уже нюхнули боёв… Война меняет человека, на всё смотришь по другому. Толком не воевал, уже меньше чем через год после призыва участвовал в сражении на Орловско-Курской дуге. Какой это был бой! – «мясорубка» под Прохоровкой».
Служил Михаил Дмитриевич в пехоте, до сих пор помнит ожесточённые бои, смерть товарищей. Болят старые раны – не дают забыть прошлое.
«До сих пор могу назвать день, когда был тяжело ранен в руку, раздробило кость, - 23 октября 1943 года при форсировании Днепра. Ведь прошёл почти всю Украину. Из-за этого ранения отправили меня обратно домой, в Мценск, здесь и встретил День Победы»
Несмотря на то, что Михаил Дмитриевич воевал не так уж много, как кажется, он награждён орденом Красной Звезды, орденом Великой Отечественной войны I степени, медалями «За освобождение Сталинграда», «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией».
 

 

Климов Сергей Васильевич
1925 года рождения
Когда началась война, Сергею было только шестнадцать лет.
«На фронт меня призвали, конечно, не в первые дни войны, позже уже призывался Бухарским райвоенкоматом. Попал не сразу на передовую – так просто не посылали, а сначала в школу, где учился на командира. По окончании получил звание младшего сержанта, вот тогда уже попал на фронт – было это в 1943 году».
Но школа не смогла, конечно, подготовить юного Сергея ко всем ужасам войны. Здесь, на передовой, всё было настоящее: кровь, боль и смерть. Стремительно закончилась юность, и Сергей Васильевич повзрослел сразу на десяток лет.
«Победу встретил в Латвии. Тяжело мне досталась она, много раз был на грани смерти: ранен и в грудь, и в живот, и в спину, но вот выжил».
 

 

Кузькин Петр Сергеевич
1921 года рождения
Война захватила Петра Сергеевича в самый первый день, 22 июня 1941 года.
«Я тогда служил в армии, меня как раз призвали 4 апреля. Сам я тульский, а служил в Чернигове Полтавской области, в Краснянских лагерях, полковой школе имени Ворошилова, в 655-м полку. 22 июня, в 4 часа, нас подняли по тревоге, собрали всех и объявили, что началась война: Германия коварно напала на нашу Родину».
Петра Сергеевича отправили сразу же на фронт, в Белоруссию, в направлении Бобруйска, в 3-ю армию. Это были одни из самых тяжёлых моментов войны: советская армия не могла дать должного отпора внезапно напавшим немецким войскам. Целыми полками наши солдаты попадали в окружение и гибли десятками тысяч - лишь бы прорваться, лишь бы не дать врагу продвинутся вглубь страны. Попал в окружение и Пётр Сергеевич.
«В сражении на Днепре немцы нас разгромили, и мы попали в «котёл» - вырваться не успели, попал в плен и в концлагерь. Условия были ужасные: оборванные, голодные, униженные».
Освободила Петра Сергеевича американская армия.
«После освобождения шли пешком до самого Минска. Волновалось сердце при виде родных мест, радовался, что наконец-то на свободе, хотя казалось, что вся душа омертвела».
Однако Родина «не забыла», что Пётр Сергеевич был в плену – до 1948 года работал он на рудниках г.Кугива Свердловской области и только потом смог вернуться домой.
 

 

Курноскин Николай Иванович
1926 года рождения
Родился 19 сентября 1926 года в деревне Рогачевка Бековского района Пензенской области. Образование высшее — Тимирязевская сельскохозяйственная академия. После войны работал в совхозе «Волковский» главным экономистом.
Война для Николая Ивановича стала неожиданностью, как и для миллионов советских граждан.
«Я тогда окончил семь классов в г. Александрове, и тут война. Конечно, пришлось забыть о своих планах, мне пришла повестка в военкомат. Направили меня в Саранск в военную школу, где проучился шесть месяцев».
По окончании школы Николая Ивановича и еще около 250 чело-век отправляют в Коломну, где формируют 68-й разведывательный дивизион, а вскоре направляют в Минск.
«Но в Минске мы пробыли недолго. Через неделю поднимают нас по боевой тревоге и отправляют в Прибалтику брать Ригу. Совсем неопытных юнцов бросили в окопы… до четырёх часов вечера отбивали мы одинокие группы немцев, а на следующий день уже взяли Ригу. В Прибалтике пробыли два месяца – после Риги отправили нас в Эстонию».
Война есть война, вскоре приходит приказ о срочной переброске войск в Польшу.
«Нам объявили об этом в девять вечера, сказали срочно прибыть на железнодорожную станцию, откуда отправляются войска – а была она от нас в семидесяти километрах. Спешили очень, так как пригрозили за опоздание отправить в штрафбат, но успели вовремя».
После Польши воевал Николай Иванович за г.Черск, Бутов, брал г.Данциг, дошёл почти до Берлина.
 

 

Конорев Николай Георгиевич
1926 года рождения
В 1941 году Николай Георгиевич окончил восемь классов Лебяжской школы. В армию призван в ноябре 1943 года досрочно по мобилизации Лебяжским районным военкоматом Курганской области. Учился в военной школе в составе 24-го запасного стрелкового полка.
«В мае 1944 года я был отправлен на 1-й Белорусский фронт. Воевал миномётчиком в составе 222-го стрелкового полка. Был ранен. После лечения принимал участие в освобождении Румынии, Венгрии. Победу встретил в Будапеште. После окончания войны служил стрелком в 259-ом конвойном полку. Охранял и переправлял в Россию военнопленных немцев. Демобилизовался в октябре 1947 года.».
Н.Г. Конорев награждён орденом Отечественной войны II сте-пени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», медалью Жукова, юбилейными наградами.
 

 

Моисеенко Сергей Викторович
1926 года рождения
В действующую армию Сергей Викторович призван в 1944 году после окончания медицинского техникума в г. Россошь Воронежской области. Ему было 18 лет. Пройдя школу санинструкторов в г. Горбатове Нижегородской области, был отправлен старшим фельдшером в 186-ю танковую бригаду 10-го танкового корпуса 2-го Прибалтийского фронта.
«Наша санитарная бригада в составе четырёх человек обслуживала личный состав танкового батальона. Приходилось выносить раненых с поля боя - иногда прямо из горящих танков, оказывать им первую медицинскую помощь и отправлять в медсанчасть».
После уничтожения Курляндской группировки в декабре 1944 года 186-ю танковую бригаду перебросили на 2-й Белорусский фронт для освобождения Польши.
«14 января 1945 года наша танковая бригада участвовала в прорыве польской границы. Был сильный мороз. Для взятия высоты нам в помощь был направлен десантный батальон. Начался жестокий бой. Во время боя наша санбригада оказывала медицинскую помощь и танкистам, и солдатам-пехотинцам. Десятки человек мы спасли тогда, но были и потери...»
После пополнения новым составом танковый полк был отправлен в Польшу. После его расформирования Сергей Викторович служил в артиллерийском полку. В январе 1947 года демобилизовался и вернулся на родину, в свой хутор. С.В.Моисеенко, кроме ордена Отечественной войны II степени, имеет медали «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейные награды.
 

 

Никишин Алексей Ефимович
1924 года рождения
«В 1940-м году я поступил на курсы счетоводов в Мценске, но закончить их не удалось – пришёл сорок первый год, а с ним и война. Немец быстро наступал и уже в сентябре подходил к Орлу и Мценску. Пришли повестки всем мужикам нашей деревни, с 1894 по 1924 года рождения, явиться в военкомат, мне тоже. От колхоза надо было прибыть в город с подводой. Еду я в Мценск, и по дороге встречают меня два красноармейца. Повезли они меня к Пятницкой церкви (сейчас на этом месте городская администрация, а раньше был продуктовый склад). Много там подвод стояло – эвакуировали склад. Погрузили нам мешки с продуктами - стоим, ждём, куда укажут ехать. Вдруг появляется верхом на лошади офицер и кричит: что медлим? почему не уехали до сих пор? немец из Орла вышел, движется к нам. Мы быстрее из города и на Хардьевский лес. Там уже встали на ночлег».
Проснулся Алексей Ефимович, а подводы и лошадей нет – забрали наши войска, а самого отправили домой, так как он ещё не подлежал призыву. Езжай, говорят, домой, там все эвакуируются и ты с ними. Но не довелось уехать семье Никишиных, хотя готовились, уже и подводы нагрузили.
«Прошёл слух, что немец уже занял Новосиль (куда надо было уезжать), и мы остались дома. Так попали в оккупацию и пробыли в ней до 1943 года. В июле сорок третьего нас освободили, и мне пришла повестка. Собрали нас, призывников, в команду и отправили в Тулу пешком - дороги сильно разбиты были, машина не пройдёт. В Туле нас обмундировали, немного обучили стрелять, через неделю погрузили в вагоны и отправили на фронт. Но недолго пришлось ехать: немцы взорвали, отступая, железнодорожное полотно, потому состав смог дойти только до станции Оптуха. А дальше через Орёл на Карачев уже шли пешком. Но опять же не удалось нам дойти до города – немцев кругом было множество, бои кипели. Нас спрятали в поле конопли, чтобы раньше времени не обнаружил враг, и потихоньку выдали оружие - мне достался пулемёт Дегтярева. После отправили воевать на передовую. Ну что сказать о войне? Страшно было, конечно, но мы не думали об этом, надо было защищать Родину. Мы защищали и выживали. Тяжело было: не хватало оружия, патронов. После того как прошли Брянск, попали в окружение - вот тут пришлось ещё тяжелее. Нам не разрешали тратить патроны впустую. Подпустим к окопу немцев поближе и только тогда стреляем, чтобы уж наверняка убить. Если бы не подошло подкрепление, наверное, все полегли бы. С трудом выбрались, но своё первое ранение я получил позже - семь тяжёлых осколочных ранений!»
Из госпиталя в госпиталь переводили Алексея Ефимовича, а после выздоровления направили учиться в полковую школу бронебойщиком в г.Сарны, что в Западной Белоруссии.
«Три месяца я там проучился, присвоили мне звание старшего сержанта, отправили на фронт, поручили командование взводом… Порой давались, казалось, невыполнимые задания. Например, в Польше поручили занять высотку, дали семнадцать человек. Что сделаешь? - повёл в атаку, не раздумывая. Получил ранение, но высотку взяли. Опять по госпиталям перевозили, привезли в Ессентуки. Тут-то я и встретил Победу»
 

 

Приймак Михаил Васильевич
1924 года рождения
Родился 21 ноября 1924 года в станице Горячеводская города Пятигоска. Окончил среднюю школу. Воевал с ноября 1943 года на 1-м Украинском фронте, 350-я Житомирская Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого дивизия, 1176-й стрелковый полк (артиллерия). После войны окончил университет имени Крупской, факультет изобразительного искусства. В мирное время работал на заводе «Вторцветмет» художником.
«О том, что началась война, узнал из выступления Молотова по радио (тогда почти в каждой деревне стояли громкоговорители). Иду по улице, смотрю: стоят люди, слушают. Подошёл ближе, а там говорят, что началась война… Отца моего призвали на фронт в августе 1941 года, я же ещё не подлежал призыву, потому остался дома, в своей станице Горячеводской, что в Ставрополье. Пусть не думают, будто те, кто оставался в тылу, якобы отсиживались за спинами солдат – ведь работы на земле никто не отменял. Армию кормить-поить, одевать надо, вот все эти заботы легли на плечи женщин, детей и стариков. Может, и убежал бы добровольцем на фронт, да заболел малярией: купался в реке и подхватил. С трудом вылечили…».
Так Михаил Васильевич попал в оккупацию и пробыл под властью немецких захватчиков до 1943 года. А когда пришли наши войска, его призвали в армию.
«Уже 11 января 1943 года я прошёл медкомиссию и был отправлен в школу молодого командира. Тогда очень туго было с командным составом - в первую очередь немецкие снайперы убивали офицеров, да и в боях гибли. Пробыл в школе полгода, а после был отправлен воевать на Украинский фронт в г.Белая Церковь. Место гиблое в том плане, что помимо немцев зверствовали здесь бендеровцы, и порой не знал, где свой, а где - враг. Кровопролитные бои шли в тех местах, некогда было голову приклонить для сна, а всё же следили за сообщениями с фронтов. Когда узнали о сражении на Орловско-Курской дуге, очень переживали, слушали сводки с особым замиранием».
Всю войну до Победы Михаил Васильевич прошёл в звании сержанта вместе с 350-й стрелковой Житомировской части Б.Хмельницкого и Красного Знамени, входящей в состав Восточной Армии. Весной 1944 года ему было присвоено звание старшего сержанта.
«Какое самое яркое воспоминание? Сложно сказать… пожалуй, бои у Вислы и Одера, взятие города Лигица. При форсировании Вислы в 1944 году шли страшные бои за каждый метр, от разрывов кипела земля под ногами, свинцовый дождь пуль бил в лицо. Немцы отчаянно сопротивлялись нашему продвижению, но силы у них были не те, что в начале войны. У нас уже и техники больше стало - танков и самолетов, так что в техническом плане стало легче воевать - не то, что раньше. Эшелоны, провозившие орудия и технику, казались бесконечными. Очень тяжело было при форсировании Одера. Стояла зима, река во льду, мороз, а ещё немецкая авиация постоянно бомбила нас. Как переправиться? Лед проламывается, вода ледяная, да ещё без конца бомбы взрываются рядом, но выход нашли – соорудили огромный тяжёлый плот и уже на нём переправились со всем вооружением».
С кровопролитными боями Михаил Васильевич дошёл почти до Берлина, и тут пришла долгожданная радость: Победа! Но с окончанием войны не сразу вернулся к мирной жизни Михаил Васильевич: ещё целых два года служил в армии. Одна из наиболее памятных наград для ветерана - медаль «За отвагу», полученная им за бои в 1944 году.
 

 

Сурков Андрей Андреевич
1918 года рождения
Родился 28 августа 1919 года в Мордовской АССР, в селе Алово. В 1943 году после окончания Орловского танкового училища направлен на фронт. До 1962 года служил офицером, потом работал на заводе «Вторцветмет» старшим инспектором.
Андрей Андреевич Сурков был призван в армию в 1939 году и отправлен в Забайкальский военный округ в танковые войска. Служил старшим сержантом на монгольской границе. В начале войны учился в Алма-Атинском военном пехотном училище на политрука роты. В 1942 году отправлен на фронт оборонять г.Ленинград. Был заместителем командира взвода. После прорыва блокады отправлен на учёбу в военную школу в Казань. С 1943 года воевал в 227-м танковом полку под названием «Прорыв» 1-го Украинского фронта. Был танкистом-механиком II класса самоходной установки СУ-150, предназначенной для уничтожения немецких огневых точек.
«Никогда не забуду наступление нашего полка возле деревни Зеленцы во Львовской области. Вражеский снаряд угодил в наш танк, он загорелся. Я успел открыть нижний люк и вылезти из горящей машины. Прополз между гусеницами и оказался в воронке. Чудом остался жив. Мои боевые товарищи: командир самоходной установки, механик-водитель, наводчик и заряжающий погибли - не смогли вовремя выбраться из горящей машины… С новым экипажем во время боёв я дважды подрывался на минах, получал тяжёлые контузии, но дошёл до Берлина, дожил до Победы. Дослужился до звания майора. Я хорошо знал немецкий язык и потому ещё долгое время оставался в армии, служил в Австрии, Германии».
Андрей Андреевич демобилизовался в 1962 году, прослужив в итоге 27 лет. За боевые заслуги награждён орденом Отечественной войны II степени, орденом Красного Знамени, медалями: «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Титов Николай Иванович
1923 года рождения
Николай Иванович попал на фронт, как и многие в те годы, ещё совсем юным – ему было только семнадцать лет.
«Конечно, меня не послали сразу на передовую, а поначалу отправили учиться в полковую школу в Чувашскую ССР и только по её окончании отправили на фронт».
Рядовым 45-го гвардейского полка прошагал с боями Николай Иванович пол-России и пол-Европы: участвовал в боях за Мценск, Орёл, Латвию, Польшу, Берлин. В Берлине и встретил Победу. После войны ещё два года служил в Германии.
 

 

Фурсов Николай Георгиевич
1927 года рождения
Родился 7 июня 1927 года в деревне Мелынь Высокинского с/с Мценского района Орловской области. Окончил 7 классов. С октября 1944 года и до конца войны служил в учебном полку в/ч 45640 города Тамбова в звании «рядовой». Победу встретил в городе Тамбове. В 1948 году окончил сельскохозяйственный техникум по специальности «младший агроном», затем Московский сельскохозяйственный институт заочного обучения по специальности «инженер-агроном». В мирное время работал в Хворостовской МТС главным агрономом. С 1972 года директор предприятия по откорму крупного рогатого скота.
Николай Георгиевич призван на фронт Мценским районным военкоматом в октябре 1944 года. Взвод из семнадцатилетних ребят из Мценского района в количестве сорок человек был отправлен в г.Орёл.
«Нас, новобранцев, собрали со всей области и отправили эшелоном в Тамбов. На месте был сформирован 4-й отдельный учебный строевой полк численностью в три тысячи человек для подготовки младшего командного состава. Жили несколько месяцев в лесу, в землянках. В августе 1945 года наш учебный полк был отправлен в Саратовскую область. Мы прошли маршем от Тамбова до Саратова пятьсот километров за десять дней…».
После расформирования полка Николай Георгиевич был направлен в Ульяновскую область охранять морской арсенал. Затем служил в отдельной стрелковой роте в Горьковской области. Демобилизован в декабре 1947 года по болезни. Наград не имеет.
 

 

Чулков Пётр Анисимович
1925 года рождения
Пётр Анисимович был призван в действующую армию в январе 1943 года Ачинским военкоматом Красноярского края. Воевал в пехотных войсках Сибирского военного округа. Был курсантом 105-го запасного стрелкового полка 43-й дивизии.
«В 1944 году меня перевели в Киевский военный округ командиром отделения 416-ой отдельной разведывательной роты 116-ой стрелковой дивизии. Я принимал участие в освобождении Львовской, Волынской, Ровенской области Украины от националистов. Самым памятным для меня стало сражение под городом Житомиром летом 1944 года. Тогда я воевал в составе 105-го запасного стрелкового полка. Перед нами стояла задача - форсировать реку и атаковать группу украинских националистов. Силы были не равные: враг отчаянно сопротивлялся, огонь был ураганным с их стороны. Никак не могли справиться, пока не подоспела помощь - только тогда удалось прорвать окружение и уничтожить противника. На память осталось ранение в ногу. Да и как забыть Западную Украину, если Победу встретил в городе Луцке Львовской области?».
По окончании войны Петра Анисимовича направляют в При-карпатский военный округ в звании капитана и поручают командование отделением 4-го гвардейского механизированного полка 13-ой гвардейской дивизии. Но вскоре ветеран переводится в Ленинградский военный округ, где замечают его смекалку и опыт и отправляют учиться в школу политработников. После окончания школы служил в Беломорском военном округе. В 1955 году уволился в запас по болезни. П.А.Чулков награждён медалью «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями.
 

 

Яковлев Николай Александрович
1926 года рождения
В 1942 году Николай Александрович окончил семь классов Сочинской школы. В действующую армию призван в апреле 1943 года досрочно по мобилизации военкоматом г.Сочи. С апреля по сентябрь 1943 года воевал рядовым стрелком в 164-м, 166-м и 168-м стрелковых полках восточной группировки войск 55-й гвардейской стрелковой дивизии 18-й армии Северо-Кавказского фронта.
«Я участвовал в Новороссийской наступательной операции. Был ранен при прорыве второй полосы обороны за перевалом Волчьи ворота у станицы Раевская. После лечения в госпитале г.Сочи отправлен в октябре 1943 года в состав 18-й армии главной ударной группировки 1-го Украинского фронта. Участвовал в Житомирско-Бердичевской наступательной операции. В декабре 1943 года получил пулевое сквозное ранение грудной клетки при освобождении г. Бердичева. Лечился три месяца в госпитале г.Орска»
С марта 1944 года служил в войсках НКВД в г.Горьком. Демобилизован в октябре 1950 года. Н.А.Яковлев награждён орденом Отечественной войны I степени, орденом «Знак Почета», медалью «За отвагу», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Гагин Николай Васильевич
1927 года рождения
«Я не воевал в прямом смысле этого слова. Как началась война, мне было четырнадцать лет – какой вояка с меня? Эвакуировали нас в Тульскую область. А как исполнилось мне восемнадцать 8 мая 1945 года, как раз перед Победой, призвали в армию и направили на обезвреживание противопехотных мин. Дело опасное – считай, война продолжается. Было нас в отряде тридцать человек, командовал капитан Попов. Мина – коварная штука, так и ждёт твоей оплошности. Вот и получилось, что не смогли мы вовремя заметить одну, она и взорвись – десять человек погибло сразу. А меня в ногу ранило, осколками задело руку и ребра. Крови было – море! Ни бинтов у нас, ничего - рубашку порвали да перевязали и во Мценскую больницу срочно. Но ничего, через месяц выписали».
Николай Васильевич является инвалидом войны.
 

 

Котельников Иван Васильевич
1922 года рождения
Родился 15 сентября 1922 года в селе Черноусово Чернского района Тульской области. Окончил среднюю школу (7 классов). Воевал под Сталинградом. После войны работал в Черноусовской средней школе учителем физкультуры.
В июне 1941 года закончил 10 классов Чернской средней школы Тульской области. В октябре 1941 года добровольцем ушел на фронт. Дважды был ранен: под Сталинградом получил тяжелое ранение в правую руку, в боях под Ростовом – в голову.
С ноября 1943 года - в составе 4 дивизиона 1862-го зенитно-артиллерийского полка в качестве командира отделения разведки в г. Сталино Ростовской области на охране металлургического комбината.
В марте 1945 года полк был переправлен в Венгрию. Победу встретили в Будапеште. О том, что война закончилась, узнали по радио. Радости не было предела!
В октябре 1945 года был демобилизован. Возвратился в родное село. До выхода на пенсию работал учителем физкультуры и труда в Черноусовской семилетней (затем восьмилетней) школе Чернского района Тульской области. В г.Мценск переехал в 2004 году.
«Война перепахала меня всего вдоль и поперёк – шутка ли, девятнадцать лет мне было, когда попал на фронт. Жизни еще не видел, а тут сразу в мясорубку - где только не побывал! И на Донском фронте воевал, в 640-м стрелковом полку. Командовал отделением миномётного расчета 82-миллиметрового калибра. До сих пор всё перед глазами, как в зеркале, вижу – и Сталинград, и сражение под Ростовом. Помню, надо было вывести тылы полка, а тут немцы со всех сторон, мешают перейти через реку, Чир называлась – ну никак нельзя перейти! С трудом прорвались».
Кровью оплатил свободу своей земли Иван Васильевич. Ветеран награждён многими медалями: «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За боевые заслуги», юбилейными медалями, орденом Великой Отечественной войны I степени.
 

 

Котельников Иван Васильевич
1922 года рождения
Шестнадцатилетним пареньком столкнулся Николай Алексеевич с военными невзгодами.
«К концу 1941 года немцы стремительно наступали на Орловщину, вот-вот и в Мценск войдут. Мне поручили угнать колхозный скот в г.Инзу Ульяновской области. Гнал, конечно, не до самой Инзы - скот забрали, а меня отправили домой. Вернулся, а тут немцы – так и попал в оккупацию. А как только в сорок третьем освободили от фашистов наши земли, тут же пошёл на фронт, в артиллерийский полк ПТР. Но пробыл там недолго, отправили строить мосты – всё же разрушено было, немцы за собой ничего не оставляли целого».
Но строил мосты Николай Алексеевич недолго - заметили способного парня и отправили учиться на сапёра. Сапёром же и служил Николай, строил убежища. Прибалтика, Польша – кажется, помнит каждый шаг по освобождённой земле.
«Ведь как оно получилось: пришлось мне два раза на войну идти. Попал я с язвой желудка в госпиталь, и комиссовали меня на шесть месяцев домой. Но как только чуть поправился, тут же вернулся на фронт. До самого Берлина прошагал и встретил Победу, считай, под Рейхстагом».
 

 

Петровская Прасковья Михайловна
1920 года рождения
В 1942 году Прасковья Михайловна, окончив техникум физкультуры и спорта в г.Красноярске, работала учителем физкультуры в одной из школ г.Минусинска. В это время проходила мобилизация женщин в армию.
«Я, не раздумывая, записалась добровольцем на фронт. В апреле 1942 года девятьсот женщин были отправлены эшелоном на Восток. В их числе была и я. Нас привезли в г.Читу, где был сформирован 786-й артиллерийский полк в составе 94-ой дивизии. Мы стали обучаться воинским обязанностям - готовились стать артиллеристами, связистами, прожектористами. Меня распределили в прожекторный батальон. С помощью луча прожектора мы поочередно искали в ночном небе иностранные самолёты, в основном японские. Определяли угол дальности, высоту самолёта и передавали все сведения на командный пункт».
Прослужив полтора года в прожекторном батальоне, Прасковья Михайловна была переведена на станцию орудийной наводки СОН-3К канадского производства. Здесь она проработала до окончания войны. После демобилизации уехала в Заполярье в г.Норильск, где работала в спортивном обществе «Динамо». П.М.Петровская награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Скороходов Михаил Иосифович
1920 года рождения
С начала войны Михаил Иосифович работал председателем сельского совета. Ему не было и восемнадцати лет. В армию был призван в феврале 1942 года Мценским районным военкоматом. На фронт пошёл добровольцем. В апреле 1942 года рядовой М.И. Скороходов участвовал в боях под г.Мценском в составе стрелковых войск 3-ей армии. Затем на несколько месяцев был направлен на учёбу в офицерское училище в г.Тамбов. После окончания курсов получил назначение в 382-й отдельный гвардейский минометный дивизион, входящий в состав 86-го гвардейского полка..
«В июле 1942 года немецкие войска начали наступление на Воронеж. Дивизию, в которой я служил, отправили на Воронежский фронт. Я был наводчиком 76-миллиметрового артиллерийского орудия. В одном из боёв под Воронежем был ранен. После лечения в г.Тамбове снова попал в свой полк, был наводчиком орудийной установки М-13. Воевал на Сталинградском, Донском, 1-м и 2-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Принимал участие в освобождении Украины, Белоруссии, Польши, Румынии. Дошёл я и до Берлина. На протяжении всей войны наш 86-й гвардейский полк был награждён орденами М. Кутузова, А.Суворова, А.Невского, а также ему было присвоено звание Уманско-Варшавского полка».
До 1947 года Михаил Иосифович служил в Германии в частях Советской Армии. М.И.Скороходов награждён орденом Славы III степени, орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Степанов Иван Ефимович
1928 года рождения
Война для Ивана Ефимовича словно делится на две половины. Первая – тяжёлые невзгоды немецкой оккупации Орловщины, вторая – призыв на фронт.
«Немцы так быстро наступали, что мы вынуждены были уйти в эвакуацию, бросив всё – и дом, и скотину. В общем, всё хозяйство оставили и пешком в Корсаковский район. А каково жить без своего хозяйства, хоть и на своей земле, но чужой в тоже время? Семья большая - нас ведь девять детей было. Я тогда ещё молоденький был, тринадцатый год пошёл только, а уже на плечи взвалилось всё как на взрослого – старшие братья на фронт ушли. И матери много помогать пришлось, и в школу бегал в деревню Большие Озерки. И всё на фронт хотелось: как же, думаю, наши воюют, а я тут. Потому и пошёл с радостью, когда в 1944 году призвали меня по линии военкомата и ДОСААФ. Мне тогда 16 лет было – на передовую, разумеется, не послали, а вот в группу разминирования определили. Было нас в ней 36 человек, инструктора – Владимир Чекменов (он призывал меня по линии ДОСААФ) и Русанов - отправили разминировать поля Мценского района. Было очень тяжело и опасно. На всю нашу группу было только два миноискателя, остальные пользовались самодельными миноискателями - «щупами».
Конечно, миноискатель не может гарантировать полной безопасности, а самодельный «щуп» - тем более. 9 мая 1945 года Ивану Ефимовичу запомнился не только Победой, но и страшной трагедией.
«Мы тогда разминировали поля близ деревни Глазково Высокинского сельсовета. Всё вроде бы шло поначалу хорошо, но тут у реки взорвалась мина – больше чем полгруппы погибло сразу, остальных осколками поранило. А тут через некоторое время смотрим - машина подъезжает за нашим инструктором Поповым. Говорят: «Война закончилась! Победа!» - и зовут его выступить на митинге».
Но служба на этом не закончилась для ветерана: еще три года срочной и семь лет сверхсрочной службы служил он в действующей армии старшиной роты батальона связи в Германии. А потом вернулся в Мценск и узнал, что все документы о деятельности их группы разминирования были уничтожены: и военкомат, и ДОСААФ боялись ответственности за привлечение несовершеннолетних к таким опасным работам. Пришлось обращаться в суд, чтобы восстановить правду. Иван Ефимович ныне имеет статус участника разминирования, является инвалидом войны.
 

 

Тетерин Семен Акимович
1915 года рождения
Семён Акимович войну встретил в армии – незадолго до начала Великой Отечественной был призывником. Потому в первые дни войны попал на фронт, в 27-ю артиллерийскую дивизию в г.Лугу Ленинградской области водителем.
«Возил снаряды. Едешь, а над тобой немцы пролетают, кажется, вот-вот лоб в лоб столкнёшься. А страшно не было – куда страх девался только? - лишь бы выжить».
В одну из таких поездок Семён Акимович был контужен и попал в госпиталь. Но после вновь вернулся на фронт.
 

 

Тимохин Дмитрий Иванович
1922 года рождения
Дмитрий Иванович был призван в армию в сентябре 1941 года. Служил пограничником на туркменской границе, участвовал в разгроме басмачей. В составе 161-й стрелковой дивизии принимал участие в боях на Орловско-Курской дуге. Был командиром взвода полковой разведки 1295-го полка 70-й армии Белорусского фронта. Освобождал Белоруссию. Приказом Верховного Главнокомандующего Советского Союза И.В.Сталина объявлена благодарность «За отличные боевые действия» в прорыве немецкой обороны города Ковеля.
«Нам было дано задание - зайти к немцам в тыл и взять «языка». Нелёгкое это дело. Мне дали десять человек. Как выполнить? Ушли мы за семь километров в тыл противника. Блуждая по лесным болотам, наткнулись мы на один хутор под названием Русаки. На дворе начинало светать. Залегли у старого погреба. Послышался шум. Из домика вышли офицер и два солдата. Мы предположили, что солдаты охраняли офицера. Через некоторое время из домика вышли две женщины-полячки. Совсем близко от нас прошли солдаты, чувствовался запах папирос. Мы решили подождать до того времени, когда все улягутся спать. План захвата противника был таков: пять человек прикрывают на улице, остальные заходят в дом. Когда мы ворвались в дом, один немец играл на гармошке, а рядом с ним лежал автомат. Самый сильный из нашей группы, сибиряк по фамилии Чёрный, своим прикладом три раза ударил немца. В следующую дверь решили постучаться. Послышался женский голос: «Паны?» Мы ответили: «Паны». Женщина открыла дверь. Мы её быстро связали. Офицер сидел с молодой полячкой. Телефонной трубкой мы ударили офицера. Жен-щину связали. Взяв офицера и двух женщин, мы отправились в дорогу. А путь предстоял долгий и опасный - через болота. Пройдя около двух километров, мы посовещались и отпустили старую полячку. А молодую женщину и офицера взяли с собой. Как оказалось потом, пленный офицер был подполковником, заместителем начальника оперативной службы. В его портфеле находились ценные документы. За данную операцию мне была объявлена благодарность».
 

 

Толмачёва Александра Алексеевна
1923 года рождения
Александра Алексеевна, пожалуй, сыграла особую роль в освобождении Мценска. Она не воевала на фронте, но была партизанской разведчицей.
«Когда немцы заняли наш город, я перебралась к партизанам. Семья же осталась в Мценске. Большей частью ходила в разведку. Однажды получила задание пробраться в оккупированный Мценск и собрать сведения о расположении войск оккупантов, их боевой техники и штабов. Конечно, бросилась первым делом к своим. Прибежала, а все плачут – отца и братишку во время боя убило артиллерийским снарядом в убежище. Как раз на похороны и успела – похоронили мы родных вместе с пятью убитыми советскими солдатами во дворе горсовета. После этого собрала я все необходимые сведения и стала возвращаться в Тёплое, где находился истребительный батальон. Уже почти из города вышла, и тут меня задерживает немецкий патруль: «Куда идёшь? кто такая?» - и в комендатуру. А там требуют объяснить, почему по городу хожу. Я и сказала, что хоронила родных. Это, конечно, подтвердилось, и меня отпустили».
Александра Алексеевна передала все сведения командиру истребительного батальона И.Северину и даже не подозревала, насколько важными они были. Лишь спустя двадцать лет Александра Алексеевна узнала о роли своего подвига, когда в аптеку, где она ра- ботала, мценский краевед Г.В.Соловьёв привёз прославленного военачальника, генерала армии Д.Лелюшенко, в то время председателя ЦУ ДОСААФ. Он как раз собирал материалы для своих будущих книг???
 

 

Яковлева Нина Ивановна
1924 года рождения
«Я родилась на Кубани в многодетной дружной семье. Пять братьев и две сестры росли работящими. В школу ходили за семь километров, и у всех были светлые мечты. Но грянула война…»
Уже на третий день войны мама, Мария Тимофеевна, провожала на фронт старшего сына Ивана. Долго смотрела она ему вслед и плакала: вернётся ли? Слёзы на глазах матери не успевали высыхать - в течение недели ушли на фронт еще двое сыновей. Добровольцем с казачьим эскадроном ушёл брат Дмитрий, последним ушёл брат Николай. Работа ушедших на фронт мужчин легла на женские плечи.
«А ещё мы копали окопы. В начале 1942 года 17-летней девчонкой ушла на фронт добровольцем и я. Было ли страшно? безусловно. Но мы об этом не задумывались: страна была в опасности, и мы встали на её защиту. Меня направили в прифронтовой ветеринарный лазарет. Служила я санитаркой хирургического отделения. Наш лазарет лечил раненых лошадей, поступавших с передовой. Эти лошади обслуживали кавалерийские части, транспортировали артиллерию, доставляли боеприпасы и продукты, перевозили раненых.
В конце 1943 года лазарет был расформирован. Десять девушек, в том числе и Нину Ивановну, отправили в 21-ю топографическую часть 2-го Белорусского фронта, которая находилась в то время в г.Ногинске Московской области. Следуя с передовыми боевыми частями, топографы производили оперативные съемки местности, печатали в фронтовой типографии карты и обеспечивали этими уточнёнными картами полевых командиров, артиллерию, разведчиков и авиацию. Благодаря этим картам происходила своевременная передислокация тяжёлой техники, боевых частей.
«С этой топографической частью под обстрелами и бомбёжками прошла я по сожжённым врагами землям Смоленщины, Брянщины, Белоруссии, Восточной Пруссии, Германии. В атаку с бойцами я не ходила, но в разведке бывала, охраняла типографские шрифты и ценные сведения, была часовым при пленном немце. Пришлось стрелять и по врагу, оказавшись с ним в окопе лицом к лицу. Долгожданный День Победы я встретила в Берлине. Нашей радости не было конца – мы победили и остались в живых. Свою победную роспись и я оставила на стенах Рейхстага».
Фронтовой путь Н.И.Яковлевой отмечен орденом Отечественной войны II степени, медалями, Почётной грамотой, подписанной маршалом К.К.Рокоссовским, командующим 2-м Белорусским фронтом.
 

 

Пронин Михаил Никитич
1926 года рождения
Родился 29 ноября 1926 года в селе Знаменское Болховского района Орловской области. В 1940 году окончил 7 классов. Воевал на Украине в пехотных, стрелковых, танковых войсках сержантом. После войны работал в городе Щекино Тульской области шахтером.
«Немцы пришли в нашу деревню в сентябре 1941 года. Мне то-гда тринадцать лет было. Война войной, а всё равно мы, ребятишки, играли и бегали. Как-то у реки, в овраге нашли винтовку и давай стрелять. Немцы, конечно, всполошились: где стреляют? Нас схва-тили и хотели расстрелять. Но мой дядька знал немецкий язык (ко-гда-то прошёл Первую мировую войну) и попросил немцев не убивать нас, мол, дети же неразумные ещё. Нас тогда просто высекли плётками и отпустили…. Нелегко, в общем, приходилось. Например, зи-мой 1942 года мы с мальчишками снег с трассы расчищали для не-мецкой военной техники. Лишь в конце июля 1943 года, когда наши войска стремительно стали наступать, фашисты побежали. А уходить им не хотелось, они были озлобленные и выгнали всю дерев-ню на расстрел. Не знаю, остался бы я живой, если бы не советские «кукурузники» – появились в небе внезапно и давай кружить, а немцы испугались и замешкались. Вот тогда-то многие и смогли спастись, убежали в лес, и я тоже».
В армию Михаила Никитича призвали 6 августа 1943 года и на-правили служить в танковые войска стрелком в Сумскую область. Был ранен. Победу встретил в Польше.
 

 

Романов Николай Дмитриевич
1916 года рождения
Судьба порой преподносит нам неожиданные повороты. Разве думал скромный донбасский шахтёр, что когда-нибудь променяет тёмную шахту на сырые окопы. И всё же пришлось: сначала в 1938 году на Халкин-Голе, затем в Бессарабии - в 1940-м и, конечно, в Ве-ликую Отечественную войну.
«Свой первый бой принял под Луганском 25 октября 1941 года. Было ли тяжело? Очень! Дали на троих одну винтовку, девяносто патронов да по одной гранате - воюй, выкручивайся».
Много тогда погибло наших солдат, но Николаю Дмитриевичу повезло: выжил и дошёл до г. Канавы, что в Латвии, где встретил День Победы. Много есть что вспомнить ветерану: и бои под Ленин-градом, Старой Руссой, Невельский «мешок», Великие Луки; и гос-питаль после контузии. Каждая награда о чём-нибудь говорит, от-крывает новую страницу жизни, а их немало: орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги».
 

 

Савватеев Сергей Филиппович
1925 года рождения
На фронт Сергей Филиппович ушёл добровольцем в 1943 году. В действующую армию призван Сталинским военкоматом г. Сверд-ловска, куда был эвакуирован из Брянской области. Там же, в Сверд-ловске, учился два года в мукомольно-элеваторном техникуме.
«С сентября 1943 года я воевал на первом, втором и третьем Белорусском фронтах. Всю войну прошёл артиллерийским разведчи-ком в звании сержанта. Моим основным заданием была разведка: я со своей разведгруппой узнавал местонахождение и численность вражеских орудий, танков, солдат и координировал стрельбу нашей артиллерии. Почти всё время при наступлении мне приходилось идти впереди своей части и находиться на территории врага».
Сергей Филиппович был трижды ранен, последнее тяжёлое ра-нение получил в марте 1945 года.
С. Ф. Савватеев награждён медалью «За отвагу», орденом Оте-чественной войны I степени, орденом «Знак Почета», орденом Ок-тябрьской революции, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Старых Николай Иванович
1920 года рождения
На начало войны Николай Иванович уже служил в действующей армии. «Я был призван в армию 10 октября 1940 года, потому ока-зался на фронте уже на второй день войны. Сначала мы были на Ку-бани, затем нас перебросили на Кавказ в роту химических войск. Од-на из самых памятных моих наград - медаль «За оборону Кавказа» - за участие в обороне «Голубой линии» Кавказа».
В 1944 году Николая Ивановича переводят под Харьков заправ-щиком американских самолётов. «Однажды загорелся один из бом-бардировщиков, с трудом удалось мне его потушить – за что и полу-чил особую благодарность командования за проявленную смекалку».
После войны Николай Иванович служил личным водителем ге-нерала А.Я. Кузнецова и потому демобилизовался только в 1947 году.
 

 

Суркова Матрёна Фёдоровна
1924 года рождения
Когда началась война, Матрёне Фёдоровне было всего 16 лет. Старшие братья ушли на фронт. В октябре 1941 года немецкие войска вели наступление на г. Тулу, чтобы затем прорваться к Москве. На Мценском направлении начались жестокие сражения.
«Шли упорные бои за наш город Мценск, но силы были не рав-ные. Нашим войскам пришлось занять оборону вдоль восточного бе-рега реки Зуши. Мы, жители окрестных деревень, помогали копать противотанковые рвы и окопы. Очень часто немецкая авиация бом-била и обстреливала нас во время работы. Приходилось прятаться, чтобы остаться в живых».
После того как Мценский район был захвачен немцами, Матрёна Фёдоровна вместе с односельчанами была эвакуирована в Туль-скую область, в город Белёв. Зимой 1942 года ей пришла повестка ид-ти на фронт. Чернский военкомат направил 17-летнюю девушку в 342-ю стрелковую дивизию под командованием генерал-майора Л.Д. Червония. Матрёна Фёдоровна принимала участие в освобождении Мценска, Орла, Брянска.
«Сначала я была подсобной работницей в хозчасти: помогала печь хлеб для солдат, шить одежду, стирать бельё. Пройдя меди-цинские курсы, стала работать санитаркой в медсанбате. Вместе с другими девчонками под огнём противника я выносила с передовой тяжело раненных бойцов, наскоро перевязывала им раны и отправ-ляла в госпиталь. Бояться вражеских пуль и снарядов было некогда, думали только об одном – как спасти ещё одного раненого бойца.
И всё-таки меня не минула беда: в Белоруссии получила конту-зию от разорвавшегося рядом снаряда, потеряла слух, который впо-следствии частично восстановился».
Под городом Гомелем дивизию Л.Д. Червония переименовали в Гомельскую 121-ю стрелковую дивизию и отправили на 1-й Белорус-ский фронт под командованием И.С. Конева.
«Мы участвовали в боях по освобождению Белоруссии, Польши, Чехословакии, дошли до Берлина. На Бранденбургских воротах я ос-тавила свою роспись.
Под польским городом Краковом я познакомилась со своим бу-дущим мужем Сурковым Андреем Андреевичем. А было это так. 227-му танковому полку, где служил танкистом-механиком Андрей Сур-ков, в помощь для наступления на г. Краков была привлечена наша стрелковая дивизия. Перед началом боя танкисты заглянули в блин-даж, где располагалась наша медсанчасть. Позже Андрей призна-вался, что сразу заприметил меня - девушку с роскошными косами. Мы познакомились, обменялись адресами и до конца войны писали друг другу письма».
Осенью 1945 года Матрёна Фёдоровна вернулась домой, в род-ное Меркулово. Вернулись с войны живыми, но искалеченными её братья. Вскоре к ней приехал Андрей Андреевич. 4 ноября 1945 года они расписались в ЗАГСе г. Мценска и с тех пор уже 65 лет вместе.
М.Ф. Суркова награждена медалями «За освобождение Белорус-сии», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», юбилейными наградами.
 

 

Филимонов Иван Фёдорович
1925 года рождения
Родился 8 июля 1925 года в деревне Пальчиково Болховского района Орловской области. Окончил школу, 5 классов. С 1943 года воевал в 66-м стрелковом полку рядовым пехоты. Закончил войну в 1944 году в городе Беженце Брянской области.
Иван Федорович Филимонов был призван в армию Болховским военкоматом в ноябре 1943 года и направлен в 66-й запасной стрел-ковый полк рядовым стрелком.
«В боевых действиях я принимал участие всего полтора месяца. После, по приказу Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина, наш полк был отправлен в Москву на строительство станций мет-ро. На этом стратегическом пункте я проработал до 1947 года.
Имеет юбилейные награды.
 

 

Теплов Егор Павлович
1921 года рождения
«В 1941-м шёл мне двадцатый год. Уже, считай, взрослый па-рень, работал второй год на «Текмаше» в Орле. Сразу, в первые дни войны, был призван в армию - попал на 3-й Белорусский фронт в 3-ю роту 73-й стрелковой дивизии миномётчиком. А закончил войну лётчиком-артиллеристом в Восточной Пруссии».
Егор Павлович не любит вспоминать о войне, лишь скромно го-ворит: «Воевал, был ранен в голову и контужен. Но кто тогда не воевал и не был ранен?»
После войны приехал в Мценск.
 

 

Афонин Николай Романович
1923 года рождения
С самого начала войны Николай Романович пошёл на фронт в составе 4-го Кубанского Кавалеристского Казачьего корпуса, где служил разведчиком 183-го полка 10-й дивизии. «Опасная, тяжёлая служба, несколько раз был на волоске от гибели. Помню, однажды послали взять «языка», но нас засекли немцы, подняли стрельбу, мы едва смогли прорваться обратно, однако задание выполнили. Еще случай – никак чудом назовёшь: отправляли группу на разведку, и я тоже входил в ее состав, но тут меня отзывает из группы началь-ник штаба. С этой группы никто не вернулся живым… Был бы я с ними, тоже бы погиб».
Однако, как не берегла судьба Николая Романовича, всё же и его настигла пуля под Одессой. С тяжёлыми ранениями он попал в гос-питаль, а домой по ошибке пришло письмо с извещением: «Пропал без вести». «Долго мне потом, по возвращении, пришлось собирать бумаги через архив, что на самом деле я жив. Ведь и после ранения служил – правда, уже не в разведке. Направили меня в 422-ю автохо-зяйственную роту. Возил снаряды. А после вновь вернулся в родной 183-й полк, с которым прошёл Польшу, Чехословакию».
Победу Николай Романович встретил в Праге.
 

 

Матюнин Николай Афанасьевич
1924 года рождения
«Когда началась война, мне поручили эвакуировать скот Отра-динского сельсовета, лишь бы он не достался немцам. Гнали стадо мы до самой Тулы, а там его забрали наши армейцы. Я сам тоже не отсиживался за спинами советских солдат, пошёл воевать – а как иначе?»
Воевал Николай Афанасьевич на Ленинградском фронте, участ-вовал в прорыве блокады Ленинграда в 1944 году. Служил в полко-вой разведке, приходилось заходить далеко в тыл врага, вплоть до Нарвы, когда освобождали Северную столицу. «В этих боях был ра-нен в живот, попал в госпиталь. Ранение было очень тяжёлым, де-мобилизовали и отправили домой. Потому Победу встретил в Мцен-ске».
 

 

Титов Иван Иванович
1927 года рождения
Иван Иванович был призван в армию в 1942 году. «Сначала при-звали отца, затем старшего брата, потом среднего, а через шесть месяцев призвали меня. Служил поначалу разведчиком – сложное и опасное «занятие». Здесь необходима выдержка, терпение. Порой замерзай до полусмерти, а не пошевелись: заметят немцы - с жиз-нью попрощаешься и товарищей подведёшь».
Вскоре, в 1943 году, Иван Иванович становится минёром, уча-ствует в разминировании Брянска, Севастополя. По окончании вой-ны принимал участие в разминировании местности Орловщины - Ма-лой и Большой Каменке, Отраде, Апальково.
 

 

Закирова Мария Ивановна
1923 года рождения
Родилась 3 апреля 1923 года в деревне Золотухино Мценского района Орловской области. Образование 6 клоассов. С августа 1943 по декабрь 1945 года работала санитаркой в военно-полевом госпитале 61-й действующей армии 1-го Белорусского фронта, госпиталь № 2974. После войны работала в поселке Пролетарский Алабинского с\с рабочей. Потом переехала в город Павлов-Посад и работала на ткацкой фабрике ткачихой. Перед пенсией работала в поликлиннике города Мценска санитаркой.
«Войну я встретила в Москве. Жила тогда у тётки. Помню, как нас, молодёжь, посылали дежурить на чердаки – если зажигатель-ная бомба упадёт на крышу, сбрасывали её вниз. Тётка работала на авиационном заводе, который вскоре эвакуировали в Омск. Уехала и тётя, а меня отправили в деревню на Орловщину. Но и в деревне спо-койно не было: пришли немцы и сожгли её. Нас эвакуировали в Кор-саковский район. Летом копали противотанковые рвы и окопы, а зи-мой расчищали снег в поле для самолётов».
Так продолжалось до 1943 года, когда наши войска стали осво-бождать Орловскую область. «Мне и ещё нескольким девушкам при-шла повестка явиться в военкомат. Собрались мы у сельсовета, нас посадили на повозку и отправили на сборный пункт. Но мы не попали туда: не успели отъехать, как приехал майор и забрал нас работать в госпитале. Распределили нас кого куда - я попала в хирургическое отделение ухаживать за ранеными. Была очень отзывчивая, бегала к каждому больному; кто позовёт, кто застонет - я быстрее бегу на помощь. Очень много работала, сильно уставала.
И тут переводят меня в гинекологическое отделение. Заведую-щая отделением приняла меня плохо: мол, надоело мне вас менять, возвращайся обратно. Только пришла в хирургию, а меня уже глав-врач ругает: «Почему вернулась, тебе куда сказано было идти?» Пришлось вернуться и работать в гинекологическом. Обиделась по-началу. А вот сейчас поняла только – мне же дали отдохнуть немно-го, видели, как сгораю в хирургическом».
Многое может рассказать Мария Ивановна – хоть и не была бойцом на передовой, а в госпитале всякое повидала. «Когда перевели наш госпиталь на Украину, к нам поступило пять тысяч раненых; я это точно помню, потому как всё было занято ими – клубы, сараи, дома. Это не просто много, это очень много – у плиты и на раздаче стояли круглыми сутками. Одних завтраком кормим, а другим ещё ужин раздаём – не успевали всех покормить сразу. О сне и отдыхе забыли. Было много и тяжело раненных - все в бинтах, замотанные с головы до ног. Их так и кормили: отломим маленький кусочек хле-ба, положим в рот, потом ложку супа…
В хирургическом отделении без конца шли операции. Пришлось многое повидать, ведь война есть война. А когда не было операций, то на перевязке ран работала.
Как-то в Эстонии наш госпиталь попал под сильный обстрел. Взрыв, осколки дождём. Страшно, конечно - умирать не хотелось. После обстрела бежишь быстрее раненых проверять – все ли в по-рядке… Бывало и такое: когда встанут наши бойцы к кухне в оче-редь, вновь начинается стрельба из пулемёта – всех «покосят», не-кому ни завтракать, ни обедать. Место поменяем - опять то же самое. Потом выяснилось, что это финны обстреливали нас.
Нелёгкая доля выпала Марии Ивановне и десяткам медсестёр, врачей. Были и в окружении, видели, как враги расстреливают ране-ных из-за укрытий; и недосыпали, и недоедали, но каждому старались подарить частичку своей заботы и тепла. За отважный труд медсест-ры, за прекрасные знания своего дела Мария Ивановна была награж-дена медалью «За боевые заслуги».
 

 

Кулагина Мария Егоровна
1922 года рождения
Мария Егоровна окончила войну лейтенантом. Нет возраста подходящего для войны: ни в сорок, ни в сто лет человек не должен и не готов встретиться лицом к лицу с нечеловеческим противоестест-венным военным порядком, а Марии Егоровне только исполнилось двадцать лет, когда она окунулась в кровавые будни.
«Я была операционной медсестрой. Круглыми сутками прихо-дилось быть на ногах, редко выпадали перерывы на сон. Только при-сел, только голову опустил – а уже пора просыпаться».
Вспоминать о войне Мария Егоровна не любит, лишь рассказала некоторые фронтовые эпизоды:
«Я была комсоргом. Часто приходилось проводить комсомоль-ские собрания. Однажды поздно вечером, проведя собрание, вместе с двумя подругами и старшиной возвращалась в расположение. Вне-запно со всех сторон начался обстрел. Одной подруге снаряд попал в голову, другой - в сонную артерию. Я, едва услышав выстрелы, упала на землю. Вскоре были задержаны и участники нападения – маль-чишки 15-16 лет. Их наняли немцы за деньги. Деньги назначались подросткам в зависимости от звания убитого русского солдата.
Однажды я прогуливалась возле реки. Вдруг увидела на развилке дорог убитую девушку-регулировщицу. Меня заметил один капитан и попросил на некоторое время постоять на посту, пока не пришлют какого-нибудь солдата. Он дал мне план-схему указателей дорог. Простояв некоторое время, я ненадолго покинула пост. Вдруг по-слышался шум мотоцикла: к развилке подъехал немецкий разведчик. Он перевернул указатели. После его отъезда я встала на дорогу и ис-правила дорожные ориентиры. Так и простояла до приезда нового регулировщика».
 

 

Васильева Ирина Петровна
1921 года рождения
Двадцатилетней девушке Ирине заглянула в лицо война. Кровь, боль, слёзы потерь, смерть и мучения родных ребят-сослуживцев и радость Победы помнит до сих пор.
«На фронте я с июля 1941 года. Служила телеграфисткой 530-й полевой почты при 353-ей гвардейской стрелковой дивизии. Сейчас складывается представление, будто телеграфисты, вообще все свя-зисты, сидели где-то в тылу в полной безопасности. Но это ошибоч-ная картина, на самом деле всё было иначе. Несколько раз я лишь чу-дом оставалась в живых. Помню, в декабре 1941 года был жуткий тридцатиградусный мороз, а нам надо переправиться через Дон – вплавь пересекали реку. А тут ещё немецкие самолёты нас заметили и давай поливать свинцом – уже и с жизнью попрощалась. Выбра-лась на другой берег, лежу на снегу и сама себе не верю, что жива осталась».
В 1942 году Ирину Петровну направляют служить в Сочи, по месту жительства. Там же и встретила Победу.
 

 

Кровякова Анна Михайловна
1923 года рождения
Родилась 29 ноября 1923 года в п. Красный Пахарь Мценского арйона Орловской области. Окончила 3 класса. С 12 лет работала в Москве помощницей по хозяйству. Затем приехала в д. Образцова и работала в колхозе до 1941 г. В декабре 1941 года была призвана в пехотный полк № 10/22. С 1942 по 1944 год воевала в составе 269-й стрелковой дивизии телефонисткой. В 1944 году была ранена и демобилизована. Учавствовала в боях за освобождение г. Мценска. После войны уехала в Москву, где работала проводником. Потом из Москвы переехала в Туркмению, где работала на стройке каменщицей. Через 10 лет, в 1971 году, приехала в г. Мценск.
Анна Михайловна – участница боёв за г.Мценск. «Я служила телефонисткой в составе 269 стрелковой Рогачёвской Краснозна-мённой имени М. Кутузова дивизии. Всю войну прошла, дослужилась до звания ефрейтор. Что рассказать о войне? И за неделю не перескажешь. Вот, помню, под Гомелем наш командир чуть не попал в плен, раненый был, так я вытащила его с поля боя. Тогда-то меня первый раз и ранило в голову. А вскоре и второй раз настигла пуля и снова в голову. Очень долго лечилась, но ранение было настолько тяжёлым, что комиссовали домой».
Анна Михайловна – инвалид войны.
 

 

Кузьмина Анна Афанасьевна
1922 года рождения
Родилась 24 ноября 1922 года в деревне Михайлов Брод Мценского района Орловской области. Окончила 9 классов средней школы деревни Алябьево. Начала свой боевой путь в июле 1941 года в составе 269-й дивизии 1018-го стрелкового полка телеграфисткой. Участница Орловско-Курской битвы. Освобождала город Мценск. В мирное время работала счетоводом в деревне Михайлов Брод, в автохозяйстве — кондуктором.
Анна Афанасьевна пошла на фронт добровольцем, хотя могла остаться в тылу, но её пылкое сердце рвалось на передовую защитить от захватчиков родную землю. Много выпало на её нелёгкую долю.
«Чего только не было: и голодала, и неделями приходилось ноче-вать в лесу. Связист - это же уши и голос армии, нет связи – и вое-вать невозможно. Бывало, замерзала, как ледышка, но даже в мыс-лях не было оставить свой пост».
Анна Афанасьевна участвовала в 1943 году в освобождении Ор-ловщины, до сих пор помнит жесточайшие бои за Мценск, когда, ка-залось, горит даже небо. Великую Победу встретила в Кёнигсберге.
 

 

Старостина Елена Андреевна
1926 года рождения
«С болью смотрю, как сегодня пытаются исказить историю, представить нас какими-то захватчиками, словно вовсе мы и не воевали, а всё за нас сделали американцы. Я на войне много поведала горя и боли, но столько героев, столько мужественных ребят не встречала нигде. Преображался человек на фронте, всё самое лучшее отражалось в нём».
Елена Андреевна не любит особо говорить о себе и о войне, но всё же нет-нет да и вспомнит тяжелые страшные времена.
«Своё первое, тяжёлое ранение я получила в Польше. Бои были не просто тяжёлыми – жуткими, так что нашим основным силам приказом командования пришлось отступить на десять километров. Меня же с одним из солдат оставили для связи на берегу реки Вислы. Мы на одном берегу, враг – на другом. Град пуль, снарядов - река будто кипит от разрывов. Тут-то меня и ранило, оторвало руку, грудь, раздробило колено. Еле живую отправили меня в госпиталь, в Баку….
А вот ещё, как сейчас помню: подошла ко мне как-то на Тульском вокзале девушка и давай расспрашивать, куда я еду, да где моя часть расположена. Расспросы её показались мне очень подозрительными, и я доложила о ней коменданту вокзала. Девушку тут же забрали и, как выяснилось после, она была шпионка-предательница».
 

 

Сысоев Виктор Петрович
1933 года рождения
«Когда фашисты оккупировали г. Мценск, мне было семь лет. Я перешёл во второй класс. В наш дом на Карауловой горе заселились немцы. Мой отец Петр Дмитриевич работал политруком на военном складе и в начале войны ушел на фронт. В конце октября умерла мать. Младшая сестра, которой было всего восемь месяцев, тоже погибла: фашисты бросили её на снег из-за постоянного плача и она замёрзла. Я остался с бабушкой Анной Михайловной и второй сест-рой, которой было три года. В декабре 1941 года нас вместе с дру-гими жителями города угнали в деревню Жуково Башкатовского с/совета, где мы жили в землянке. Зимой 1942 года немцы выселили нас в село Путимец Кромского района. Там моя сестра умерла от тифа».
Два года прожила семья Сысоевых в оккупации немцев. Летом 1943 года Мценск был освобождён, и маленький Витя вернулся с ба-бушкой домой. Случайно в разрушенном городе мальчик встретил своего отца, который в составе 871-го отдельного линейного батальо-на связи был переброшен сюда с Калининского фронта. После неко-торых раздумий Сысоев-старший обратился к вышестоящему началь-ству взять сына с собой, и ему разрешили. Так начался боевой путь юного «связиста». По просьбе командира батальона командование разрешило ему стать воспитанником батальона. Вите сшили форму и поставили на довольствие. Как мог, он нёс фронтовую службу: был посыльным, принимал телефонные звонки, с солдатами батальона прокладывал связь на передовой. Вместе с отцом и сыном Сысоевых служили многие их земляки: старший сержант Крылов Егор Ефимо-вич из д. Михайлов Брод, старшина Осипов Алексей Николаевич из пос. Володарский. Преследуя отступающего врага, связисты прини-мали участие в освобождении Брянска, Смоленска, дошли до Бело-руссии.
«Помню, в 1944 году под Витебском наш батальон был под-вергнут интенсивному обстрелу немецкой артиллерии. Много наших солдат погибло. Недалеко от меня тоже разорвался снаряд, и меня засыпало землей в окопе. После боя бойцы меня откопали, я чудом остался жив, получил контузию.
В 1944 году 871-й батальон связи отправили на 1-й Прибал-тийский фронт освобождать Литву. Во время установления телефон-ной связи в районе г. Вильнюса группа немцев вырвалась из окруже-ния и наткнулась на связистов. Завязался тяжёлый бой. Силы были не равные. Командир батальона приказал Виктору добраться до штаба фронта, доложить о возникшей ситуации и попросить помощи. Под пулями и снарядами мальчик пересёк местность, где шёл бой, и вер-нулся с подмогой к своим. За этот геройский поступок Витю Сысоева наградили медалью «За отвагу», которую он получил только в 1995 году.
В 1945 году батальон перебросили в Латвию уничтожать Курлянд-скую группировку. «Много раз мы попадали под обстрел национали-стов, так называемых «зеленых братьев». В одном из боёв ранило моего отца. Его отправили в госпиталь в Ригу, я поехал вместе с ним. Там же, в Риге, мы встретили Великую Победу».
Сразу же после окончания войны 781-й батальон связи был от-правлен в г. Саратов, где его и расформировали. У отца из-за тяжёло-го ранения начались осложнения со здоровьем, и он умер в госпитале в г. Вольске Саратовской области в 1946 году. Виктор попал в дет-ский дом, потом окончил ремесленное училище по специальности «столяр» и в 1951 году вернулся в свой родной Мценск. Здесь всё ещё жила его бабушка. Было ему в то время 18 лет. Весной 1952 года Виктора призвали в армию. Служил он четыре года в техническом составе авиационного училища в Омске. Окончил курсы водителя ав-томобиля. После демобилизации в 1955 году вернулся на свою ма-лую родину.
В.П. Сысоев имеет фронтовые награды: медаль «За отвагу», ме-даль Жукова, нагрудный знак «Сын полка» и юбилейные медали. Яв-ляется членом Всесоюзной организации «Юные защитники Родины».
 

 

Штефаненко Иван Кузьмич
1928 года рождения
Родился 22 января 1928 года в станице Анастасиевская Славянского района Краснодарского края. В мае 1942 года, в 14 лет, ушкл добровольцем на фронт. Воевал на 4-м Украинском фронте в 318-й стрелковой дивизии связистом. Возил секретную почту. Принимал участие в освобождении города Праги. Имеет звание ефрейтора. С 1945 по 1947 год учился в ремесленном училище города Черновцы. В 1947 году был призван в ряды Советской Армии в городе Баку. В 1951 году демобилизовался. С 1967 по 1972 год заочно учился в сельскохозяйственном институте. Работал в Ейском совхозе зоотехником, потом директором совхоза. В 1996 годк перехал в город Мценск.
Часть детства Ивана Кузьмича пришлась на войну. И не просто на военное время, а именно на войну в боях и окопах. Тринадцати-летним юнцом он попал на фронт, став сыном полка.
«Я служил связным в 83-ей отдельной кавалерийской гуж-транспортной роте, затем в составе 318-ой горно-стрелковой диви-зий 4- го Украинского фронта».
От Краснодарского края до Праги шагала дивизия, и вместе с нею шёл юный солдат. Там же встретил Победу. Имеет много наград, в том числе медали «За отвагу», «За боевые заслуги».
 

 

Докукин Василий Михайлович
1918 года рождения
Войну Василий Михайлович встретил в действующей армии. «Меня призвали в армию ещё в 1938 году. Служил сержантом авиа-ционных войск 331-го батальона, сначала был радистом, потом стал начальником радиостанции. Побывал в Польше, воевал в Финляндии: управлял самолётами, передавал лётным экипажам сведения по ра-ции. И в Великую Отечественную остался в авиации. Самое страш-ное сражение, каждый день которого врезался в мою память – бит-ва за Сталинград. Наблюдал тогда за немецкими самолётами: куда летят, где бомбят - всё это необходимо было быстро и точно пере-давать командованию».
День Победы Василий Михайлович встретил в Австрии.
 

 

Стёпин Григорий Алексеевич
1927 года рождения
«Великая Отечественная война... Как давно это было, но это была моя юность и я всё хорошо помню. В 1944 году мне было 17 лет. Родители мои умерли, я жил со старшей сестрой и трёхлетней пле-мянницей в районном центре Омской области. Выбрал время, когда сестры не было дома, и ушёл в военкомат, чтобы добровольцем по-пасть на фронт. Но отправили меня не на Западный фронт, а на Дальний Восток – на Тихоокеанский флот».
Здесь Григорий Алексеевич в учебном отряде окончил электро-механическую школу по профилю электрик и был зачислен на эскад-ронный миноносец «Войков».
«Я отвечал за работу турбо- и дизельгенераторов, обеспечи-вающих энергией корабль, а в боевой обстановке я был расписан прожектористом и вторым номером заряжающим крупнокалибер-ного пулемёта. В тёмное время суток мощными лучами прожектора (Д-150см) старались обнаружить противника в воздухе и на море и дать наводящую цель для его обстрела. Официально войны с Японией ещё не было, и мы несли охрану водных рубежей на подступах наших территориальных границ. И в то же время Тихоокеанскому флоту предъявлялось особое требование: не поддаваться на провокации Японии, чтобы не развязать войну на Дальнем Востоке».
Японские подлодки часто нарушали советскую границу, всяче-ски провоцировали. Нашим морякам приходилось отстаивать терри-торию от нажима врага.
«При появлении кораблей противника в советских водах наш эсминец в сопровождении подводных лодок выходил в открытое мо-ре и принуждал нарушителей покинуть наши территориальные воды. В таких походах мы находились по несколько суток, не видя земли. Вступать в открытый бой нам запрещалось. Были случаи, когда в нейтральных водах японцы топили наши транс-портные суда и сухогрузы, идущие из союзных нам стран, в частно-сти из США. Ведь тогда по договору Ленд-Лиза нам поставлялись грузы военного назначения, в том числе и боевые корабли. Одной из обязанностей нашего флота была доставка этих кораблей из США, для этого формировались специальные команды».
В одну из таких команд в самом конце войны на Западе, для по-лучения корабля «Фрегат», был зачислен и Григорий Алексеевич.
«Из Владивостока в порт нас вывезли на закрытых машинах в ночное время, соблюдая секретность отправки. Для получения трёх кораблей экипажи численностью более 300 моряков разместили в четырёх трюмах сухогруза. Мы сидели, спали и принимали пищу на пробковых матрасах. Там же, в трюмах, постоянно шли занятия и тренировки. При себе не имели никаких документов, удостоверяю-щих личность. Запрещено было брать с собой даже обрывки совет-ских газет. Такая секретность была необходима на случай попадания в плен. В случае потопления сухогруза японцами наше командование из-за секретности просто бы отказалось от нас. Я так говорю по-тому, что после длительного отсутствия вестей от меня на запрос моей сестры был получен странный ответ: «Выбыл в неизвестном направлении, то есть пропал без вести» (такой ответ можно вос-принимать по-разному).
Двенадцать суток из-за сильных штормов добиралась до берегов Америки команда Григория Алексеевича.
«В конце пути в день нам выдавали на довольствие по два чёр-ных сухаря и одну кружку пресной воды. Когда же мы получили но-вые корабли и прибыли обратно домой, война с Германией и Японией закончилась».
За боевые действия на Дальнем Востоке, в числе отличившихся, Григорию Алексеевичу была объявлена благодарность Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза т. Стали-на. А указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года он был награждён медалью «За Победу над Японией».
 

 

Федосов Анатолий Васильевич
1927 года рождения
Анатолий Васильевич был призван на фронт в 1944 году воен-коматом г. Оренбурга и направлен в Тоцкий полигон, где обучался два месяца в авиационном полку.
«После этого нас отправили воевать в Румынию в авиационный полк под Будапештом – так я и оказался в боевом небе Европы. Вое-вал в основном в Венгрии, там же встретил Победу. Мне как раз только исполнилось восемнадцать лет».
 
 

 

Шебашев Владимир Дмитриевич
1926 года рождения
В 1943 году Владимир Дмитриевич был направлен добровольцем в город Тулун Иркутской области в составе учебного отряда подводного плавания. Проходил специальное обучение в США. Участвовал в сражениях в составе Северного морского флота. Награждён медалью «За оборону советского Заполярья», медалью «За боевые заслуги», медалью Ушакова. Имеет звание старшина морской статьи.
«Каждый выход в море для меня памятный. Мы вели героическую борьбу с немецкими захватчиками на море. В те годы главной задачей флотилии Северного Ледовитого океана была защита морских перевозок. Страны-союзники СССР по антигитлеровской коалиции поставляли нам боевую технику, продовольствие, военное снаряжение, другие грузы. Почти каждый конвой, идущий в СССР, был атакован немецкими подводными лодками и авиацией. Охрана конвоев, следующих из Англии и США, была возложена на Северный флот. Первоочередной задачей для нас являлась доставка каравана с грузом до назначенного места, потопление же подводных лодок не ставилось главной целью».
Немецкие подводные лодки обычно обнаруживались во время сближения с конвоем и атаковывались советскими кораблями. «Морской охотник» - так называли боевой корабль, предназначенный для поиска и уничтожения подводных лодок при несении дозорной службы или охраны транспортных судов и кораблей. «Балтийское море было заминировано. Специальные корабли занимались поиском, обнаружением и уничтожением морских мин и проводили морские суда через минные заграждения».